猫城记

Главная » Tags » 猫城记

Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 5

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

5

一直yìzhídeshuì下去xiàquruò不是bú shìbèi苍蝇cāngyingyǎoxǐng也许yěxǔjiù那么nàmeshuìshuìdào永远yǒngyuǎn原谅yuánliàngyòng苍蝇cāngyingzhège名词míngcí并不bìng bù知道zhīdào它们tāmende名字míngzi它们tāmende样子yàngzi实在shízàixiàngxiǎo绿蝴蝶húdiéhěnměi可是kěshì行为xíngwéi苍蝇cāngyinghái讨厌tǎoyàn好几hǎo jǐbèiduōdehěnměitáishǒujiù飞起fēiqǐ一群yīqún绿

身上shēnshanghěnjiāng因为yīnwèishìzàideshangshuìle一夜yī yè猫人 māo rénde言语yányǔzhōng大概dàgài没有méi yǒuchuángzhège一手yì shǒu绿yíng一手yì shǒu磨擦mócā身上shēnshang眼睛yǎnjing巡视xúnshìzhe四围sìwéi屋里wūli没有méi yǒu可看kěkàndechuáng自然zìrán就是jiù shì 土地tǔdìzhè卧室wòshìzhōngzuì重要zhòngyàode东西dōngxi已经yǐjīng省去shěng qù希望xīwàng找到zhǎodàogepénhǎo身上shēnshanghàn已经yǐjīngpàole半天bàn tiān一夜yī yè没有méi yǒu东西dōngxi看不到kàn bu dào只好看zhǐ hǎo kàn qiáng屋顶wūdǐngquánshìzuòde没有méi yǒu任何rènhé装饰zhuāngshì四面sìmiànqiángwéizhe一团yītuán臭气chòuqìzhè便是biàn shì屋子wūziqiángshangyǒuge三尺sānchǐláigāodedòngshìmén窗户chuānghu假如jiǎrú一定yí dìngyào的话dehuà也是yěshì

我的wǒ de手枪shǒuqiāngméibèi猫人 māo rén拿去náqùméi丢失diūshīzài路上lùshangquánshì奇迹qíjìqiāng带好dài hǎo从小cóng xiǎodòng出来chūláile明白过来míngbai guòlai原来yuánláiyǒuchuāng没用méiyòng屋子wūzishìzàige树林shùlín ——大概dàgài就是jiù shì 昨天zuótiān晚上wǎnshang看见kàn jiàndepiàn——树叶shù yè阳光yángguāng就是jiù shì qiáng不能bù néng透过tòuguò况且kuàngqiě阳光yángguāngháibèihuī遮住zhēzhù怪不得guài bu de猫人 māo rénde视力shì lìhǎolín凉快liángkuai潮湿cháoshī蒸热zhēngrè阳光yángguāngsuī见不到jiàn bu dào可是kěshì好象hǎoxiàngguǒzàihuīméifēng

四下里sìxiàlikàn希望xīwàng找到zhǎodàoge水泉shuǐquánhuòshì河沟hégōu身上shēnshang找不到zhǎo bú dàozhǐ遇见yùjiànle树叶shù yè潮气cháoqì臭味chòuwèi

猫人 māo rénzàizhūshùshangzuòzhene当然dāngrán zǎo看见kàn jiànle可是kěshì及至jízhì看见kàn jiànleháiwǎng树叶shù yècángduǒzhè使shǐ有些yǒuxiē发怒fānù哪有这么zhème招待zhāodài客人kèrénde道理dàoline不管bù guǎnchī不管bù guǎnzhǐgěijiānchòu屋子wūzi承认chéngrènshì他的tāde客人kèrén自己zìjǐbìng没意思méi yìsishang这里zhè lǐláiqǐng来的láide最好zuì hǎoshì不用bú yòng客气kèqìxiǎngzǒu过去guòqùshangleshùjiān不客气bú kèqide爬到pádàoshùshang抱住bàozhùgezhī用力yòng lìdeyáochūleshēngdǒng他的tādehuà但是dàn shì停止tíngzhǐle摇动yáodòng跳下来tiào xiàlái等着děngzhe似乎sìhū晓得xiǎode无法wúfǎ逃脱táotuōmǐnzhe耳朵ěrduoxiànggezhànbài, demāo慢慢mànmànde下来xiàlaizhǐlezhǐzuǐyǎngleyǎng嘴唇zuǐ chúnkāileyàochīyào明白míngbailexiàngshùshangzhǐlezhǐ以为yǐwéizhèshìjiàochī果子guǒzimāo人们rén men也许yěxǔchī粮食liángshihěn聪明cōngmingde猜测cāicèshùshangméi果子guǒziyòu爬上pá shàngshù小心xiǎoxīnde揪下jiū xiàpiàn树叶shù yèfàngzàizuǐzhōngge然后ránhòudōufàngzài地上dì shangzhǐzhǐzhǐzhǐ

这种zhèzhǒngwèiyángde办法bànfǎ不能bù néng忍受rěnshòuméi过去guòqù树叶shù yè猫人 māo réndeliǎnshang难看nánkànle似乎sìhūle为什么wèi shénme发怒fānù自然zìrán想不出xiǎng bu chū为什么wèi shénme发怒fānù或者huòzhe想不出xiǎng bu chū看出来kàn chūláile设若shè ruò这么zhème争执zhēngzhí下去xiàqu一定yí dìng没有méi yǒu什么shénmehǎo结果jiéguǒ而且érqiě没有méi yǒu意味yìwèi根本gēnběnshuí или shéi明白míngbaishuí или shéi

但是dàn shì不能bù néng自己zìjǐshí树叶shù yèláichīyòng手势shǒu shì表示biǎoshìjiàoshísòng过来guòlai似乎sìhūdǒngyóu发怒fānùér怀疑huái yíle莫非mòfēi男女nánnǚ授受不亲shòu shòu bù qīnzài火星Huǒxīngshang通行tōngxíngzhège猫人 māo rénnàole半天bàn tiānshìge女的nǚdegǎnshuōhēng焉知yān zhī不是bú shì男男nánnán授受不亲shòu shòu bù qīnne!?(zhè猜算cāisuàn猜对了cāi duì lezài这里zhè lǐzhùletiān之后zhīhòu证实zhèng shílezhège。)好吧hǎobayīn彼此bǐcǐ明白míngbaiér闹气nàoqìshì无谓wúwèideshí树叶shù yèyòngshǒule其实qíshíshǒushìzāng极了jílebèi飞机fēijīde铁条tiětiáo刮破guāpóde地方dìfangháiliúzhexiē血迹xuèjì但是dàn shì习惯xíguànchéng自然zìrán不由的bù yóu de这么zhèmebànle送到sòngdàozuǐzhōng一片yīpiàn hěnxiāng汁水zhīshuǐhěnduō因为yīnwèi没有méi yǒu经验jīngyàn汁儿zhīrcóng嘴角zuǐjiǎo流下liúxiàdiǎnlái那个nàge, nèige猫人 māo rénde手脚shǒujiǎodōudòngledòng似乎sìhūyào过来guòlai接住jiēzhùdiǎn汁儿zhīrzhè叶子yèzi一定yí dìngshìhěn宝贵bǎoguìdexiǎng可是kěshì这么zhème一大片yīdàpiàn树林shùlín 为什么wèi shénme这样zhèyàngde珍惜zhēnxī一两yīliǎngge叶子yèzine不用bú yòngguǎnba稀罕xīhan事儿shìrduōzheneliánchīleliǎngpiàn树叶shù yè觉得juédetóu有些yǒuxiē发晕fāyūn可是kěshì并非bìngfēi不好受bù hǎoshòu觉得到juéde dàodiǎn宝贝bǎobèi汁儿zhīr不但bùdàn走到zǒudàowèizhōng而且érqiěyǒu麻劲儿má jìnr通过tōngguò全身quánshēn身上shēnshang立刻lìkèjiāng得慌de huānglezhōng麻酥酥másusūdemǎn起来qǐlai心中xīnzhōng有点yǒudiǎn发迷fāmí似乎sìhūyàoshuì可是kěshì不能bù néngshuì迷糊míhu之中zhīzhōng yòu有点yǒudiǎn发痒fāyǎng一种yīzhǒng微醉wēizuì样子yàngzide刺激cìjīshǒuzhōnghái拿着ná zháo一片yīpiàn shǒu似乎sìhūgāng睡醒shuìxǐngshí那样nàyàngsōnglǎnér舒服shūfuméi力气lìqizàitái心中xīnzhōngyàoxiào说不清shuō bù qīngliǎnshangxiào出来chūlái没有méi yǒuzhùshùle一会儿yí huìryǎnduǎnde一会儿yí huìrtóu轻轻qīngqīngdehuàngleliǎnghuàngzuìjìn过去guòqùle全身quánshēn没有méi yǒuge毛孔máo kǒng觉得juéde轻松qīngsōngdeyàoxiào假如jiǎrú毛孔máo kǒnghuìxiào饥渴jīkěquán觉得juédele身上shēnshang无须wúxūlehànxuèdōu舒舒服 服shū shu fu fudetiēzàiròushang一辈子yí bèizi也是yěshì舒服shūfude

树林shùlín 绿deduōle四围sìwéidehuī空气kōngqìzhènglěngduōshǎode合适héshìhuī绿shùzhèngyǒu一种yīzhǒng诗意shīyìdewēnměi潮气cháoqìzhōngwén不是bú shìchòudeleshì一种yīzhǒng浓厚nóng hòude香甜xiāng tiánxiàng熟透shútòulede甜瓜tiánguā。“痛快tòngkuai不足以bù zúyǐ形容xíngróngchū我的wǒ de心境xīnjìng。“麻醉má zuì”,duì,“麻醉má zuì”!liǎngpiàn树叶shù yègěi心中xīnzhōng一些yì xiēhuīde力量lìliang然后ránhòu如鱼得水rú yú dé shuǐde全身quánshēn浸渍jìnzìzàihuī之中zhīzhōng

dūnzàishùpáng向来xiàng láidūnzhe现在xiànzài只有zhǐyǒudūnzhecái觉得juéde舒坦shūtan

开始kāishǐ细看xìkàn那个nàge, nèige猫人 māo rén厌恶yàn wù他的tādexīn似乎sìhū减去jiǎnqùhěnduō有点yǒudiǎn觉得juéde可爱kě’àile

所谓suǒwèi猫人 māo rénzhě并不bìng bùshìzhezǒu穿着chuān zhe衣服yīfudemāo没有méi yǒu衣服yīfuxiàole上身shàng shēnde碎布条suì bù tiáo下去xiàqu反正fǎnzhènglěng何苦hékǔ挂着guà zhexiē零七八碎língqībāsuìdene下身xiàshendeháiliúzhezhèdào不是bú shì害羞hàixiū因为yīnwèideliúzhe腰带yāodàihǎo挂着guà zhe我的wǒ de手枪shǒuqiāng其实qíshíchìshēn佩带pèidàiguà手枪shǒuqiāng未尝wèicháng不可bù kě可是kěshìhái舍不得shěbude火柴huǒ chái必须bìxūliúzhe裤子kùzi以便yǐ biànyǒuxiǎodàizhuāngzhe那个nàge, nèigexiǎo万一wànyī将来jiāngláizàibèi他们tāmenshangle脚镣jiǎoliàone靴子xuēzituō下来xiàlairēng在一边zài yī biān

往回wǎnghuíshuō猫人 māo rén穿chuān衣服yīfuyāohěnchánghěn手脚shǒujiǎodōuhěnduǎn手指shǒuzhǐ脚指jiǎozhǐdōuhěnduǎn。(怪不得guài bu depǎodekuàiér作事zuòshì那么nàmemànne想起xiǎngqǐ他们tāmengěi上锁镣shàng suǒliàoshíde情景qíngjǐng。)脖子bóziduǎntóunéng弯到wān dàobèi上去shàngquliǎnhěnliǎnggeyuányuánde眼睛yǎnjing长得zhǎngdehěn留出liú chūhěnkuāndege脑门nǎomén脑门上nǎomén shang quán长着zhǎng zhe细毛xìmáo一直yìzhíde头发tóufa——也是yěshìhěnrǒng——联上lián shàng鼻子bízizuǐliándào一块yīkuài可不是kěbushìxiàngmāode那样nàyàng俊秀jùnxiù似乎sìhūxiàngzhūde耳朵ěrduozài脑瓢nǎopiáoshanghěnxiǎo身上shēnshang都是dōu shì细毛xìmáohěn光润guāngrùnjìnkànshì灰色huīsèdeyuǎnkàn有点yǒudiǎn绿xiànghuī羽毛纱yǔmáoshāde闪光shǎn’guāngshēnqiāngshìyuánde大概dàgàihěn便于biàn yúhénggǔn胸前xiōngqiányǒuduìxiǎo八个bāgexiǎohēi diǎn

他的tāde内部nèibù构造gòuzào怎样zěnyàng无从wúcóng知道zhīdào

他的tāde举动jǔ dòngzuì奇怪qíguàidekànshì他的tādemànzhōngyǒukuàikuàizhōngyǒumàn使shǐ猜不透cāi bu tòu他的tāde立意lìyì何在hé zàizhǐ觉得juédeshì非常fēichángde善疑shàn yí他的tāde手脚shǒujiǎoyǒng不安静bù ānjìngzhejiǎoshǒu一样yí yàngde灵便língbianyòng手脚shǒujiǎo似乎sìhūjiàoyòng其他qítā感官gǎnguān的时候de shíhouduōdōng西lǎodòngzhehái不是bú shìshìchù好象hǎoxiàng蚂蚁mǎ yǐde触角chùjiǎo

究竟jiūjìng拉到lādàodewèi树叶shù yèshì什么shénme意思yìsine不由的bù yóu de也许yěxǔshìliǎngpiàn树叶shù yède作用zuòyòngyàowènle可是kěshì怎样zěnyàngwènne言语yányǔ不通bù tōng

5

Я спал без просыпу и, наверное, заснул бы вечным сном, если бы не мухи. Впрочем, я не знаю, что это за насекомые. Они больше похожи на маленьких зеленых бабочек, этакие прелестные мотыльки, но еще несноснее наших мух. Их на Марсе ужасно много - тряхнешь рукой, и с нее сразу слетает целая стайка живых зеленых лепестков.

Тело затекло, потому что я всю ночь проспал на земле: люди-кошки не знают кроватей. Одной рукой отгоняя мух, а другой почесываясь, я оглядел хижину. Собственно, смотреть в ней было не на что. Я надеялся найти таз для умывания, но безуспешно. Раз не оказалось вещей, пришлось смотреть на стены и потолок. Они были из глины, без каких-либо украшений. Воздух в хижине отдавал затхлостью. Лишь в одной из стен имелось отверстие аршина в три высотой, которое служило и дверью, и окном одновременно.

Пистолет был по-прежнему при мне, это прекрасно. Хорошенько спрятав его, я вылез через отверстие и тут понял, что окна были бы бесполезны: хижина находилась в лесу - наверное, том самом, который я видел вчера вечером. Листья на деревьях росли так густо, что через них не пробился бы и самый яркий солнечный свет, а здесь он к тому же рассеивался в сером неподвижном воздухе.

Я оглянулся по сторонам, но вокруг меня были толь ко густые листья, сырость и вонь.

Впрочем, нет! Под одним из деревьев сидел человек-кошка. Он, конечно, давно видел меня, но, поймав мой взгляд, бросился на дерево и исчез в листве. Это меня разозлило. Разве так принимают гостей: ни еды, ни питья, только ночлег в вонючей хижине! Решив не церемониться, я полез за хозяином на дерево и, ухватившись за ветку, стал ее раскачивать. Человек-кошка жалобно пискнул и остановился. Убежать ему было некуда, и он с прижатыми, как у побитого кота, ушами начал медленно спускаться.

Я ткнул пальцем себе в рот, вытянул шею и несколько раз шевельнул губами, объясняя, что хочу есть и пить. В ответ он показал на дерево. "Может, он советует мне поесть плодов?" - сообразил я, мудро предположив, что люди-кошки не едят риса. Но плодов на ветках не было. Между тем человек-кошка взобрался на дерево, бережно сорвал несколько листьев, взял их в зубы и вновь спустился, показывая то на меня, то на листья.

Когда он увидел, что эта скотская пища меня ничуть не привлекает, его лицо исказилось - вероятно, от ярости. Почему он злился, я, конечно, понять не мог, а он не мог понять, чем недоволен я.

Наконец я решил взять листья, но пусть он сам протянет их мне. Он снова, казалось, ничего не понял. Мой гнев сменился сомнением: а может быть, передо мной женщина? Может быть, на Марсе мужчины и женщины тоже общаются, не приближаясь друг к другу? [иронический намек на строгие моральные правила конфуцианства, в частности на фразу древнего философа Мэн-цзы (III в. до н.э.): "Если мужчины и женщины общаются, не приближаясь друг к другу, это соответствует церемониям"] Или - страшно вымолвить - это правило здесь распространено на общение между всеми людьми (через несколько дней выяснилось, что моя догадка была верна)? Ладно, не стоит ссориться с тем, кого не понимаешь. Я подобрал листья и обтер их рукой - по привычке, потому что руки у меня были грязные и кровоточили. Потом откусил кусочек листа и поразился его приятному запаху и сочности. Изо рта у меня закапал сок, и человек-кошка дернулся, словно желая подхватить капли. "Видно, эти листья очень дороги, - подумал я. - Но почему он так трясется над одним листом, когда вокруг целый лес? Впрочем, здесь все странно!"

Съев один за другим два листа, я ощутил легкое головокружение. Душистый сок как бы растекся по всему телу, наполняя его приятной истомой. Потянуло спать, и все-таки я не заснул, потому что в этом озере дурмана таилась капля возбуждающего, как при легком опьянении. У меня в руке был еще один лист, но я не мог поднять руку. Смеясь над собой (не знаю, отразился ли этот смех на моем лице), я прислонился к дереву, закрыл глаза и покачал головой. Вмиг чувство опьянения прошло, теперь уже все мое тело, каждая пора смеялась. Голода в жажды как не бывало, мыться больше не хотелось: грязь, пот и кровь ничуть меня больше не тяготили.

Лес, как мне показалось, посветлел, серый воздух стал не холодным в не душным, а таким, что лучше и не надо; зеленые деревья приобрели какую-то мягкую поэтическую прелесть. Промозглая вонь сменилась крепким сладковатым ароматом, словно от перезрелой дыни. Нет, это была не нега, а восхитительное опьянение. Два листа влили в меня неведомую силу, и в сером воздухе Марса я теперь чувствовал себя точно рыба в воде.

Я присел на корточки, хотя раньше не любил так сидеть, и начал внимательно разглядывать своего кормильца. Обида на него прошла; теперь он стал мне симпатичен.

Человек-кошка оказался не просто большой кошкой, которая ходит на задних лапах и одевается. Одежды на нем как раз не было. Я засмеялся и тоже снял с себя рубаху и туфли: если не холодно, зачем таскать на себе всякую рвань? Но брюки я оставил - не из стыдливости и не ради пистолета (его я мог носить прямо на ремне), а потому, что без карманов мог потерять спички. Вдруг люди-кошки снова попробуют надеть на меня кандалы?

Итак, у него было длинное тонкое туловище и короткие конечности с короткими пальцами (не удивительно, что люди-кошки быстро бегают, но медленно работают; я вспомнил, как долго они связывали меня). Шея нормальная, но очень подвижная: голова могла поворачиваться почти за спину. Лицо большое, глаза круглые, очень низко посаженные, над ними широкий лоб, поросший такой же короткой шерстью, что и макушка. Нос и рот слиты вместе, но не так красиво, как у кошки, а грубо, как у свиньи. Уши маленькие и торчат очень высоко. Туловище округлое, покрыто тонкой и блестящей шерстью серого цвета, который издали отливает зеленым, словно птичье оперение. На животе восемь черных точек - сосков. Каково внутреннее строение людей-кошек, я не знаю до сих пор.

Движения моего нового знакомца казались замедленными, но на самом деле были очень проворны, так что я ни разу не смог заранее догадаться о его намерениях. Единственное, что я наверняка определил в нем, - крайнюю подозрительность. Его руки и ноги не бездействовали ни минуты, причем ногами он двигал так же проворно, как руками. Чаще всего он пользовался осязанием: здесь пощупает, там потрет или просто прикоснется. Словом, он был похож на суетящегося муравья.

Зачем он привел меня сюда да еще накормил листьями? Мне очень хотелось поговорить с ним, но как? Ведь языка-то я не знаю.

Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 4

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

4.

mìng自由zìyóu手脚shǒujiǎotuōlesuǒ liáo有什么用yǒu shénme yòngne但是dàn shì因此yīncǐér丧气sàngqì至少zhìshǎo没有méi yǒumāo人们rén men看守kānshǒuzhègexiǎodòngde责任zérènqiāng火柴盒huǒcháihédōu带好dài hǎo开始kāishǐjiūzhe打断dǎduàndeshéngwǎngqiángshangtóuguoleqiáng一片yīpiàn 深灰shēn huīxiàngshì黑夜hēi yè而是érshìxiàng没有méi yǒuhánzheyān de越过yuèguò墙头qiángtóu跳下去tiào xiàquwǎng哪里nǎlǐzǒuzàiqiángnèishíde勇气yǒngqì减去jiǎnqù十分shífēnzhī没有méi yǒu人家rénjiā没有méi yǒu灯光dēngguāng没有méi yǒu声音shēngyīn远处yuǎn chù——也许yěxǔyuǎn测不准cè bù zhǔn距离jùlí——似乎sìhūyǒupiàn树林shùlín gǎnjìn树林shùlín ma知道zhīdàoyǒu什么shénme野兽yěshòu

抬头tái tóukànzhe星星xīngxingzhǐ看得见kàn dé jiàngedezàihuī空中kōng zhōngzhe些微xiēwēihóngdeguāng

yòule并且bìngqiěhěn饿èzài夜间yè jiānlièshí就是jiù shì 反对fǎnduì鸟兽niǎoshòu为伍wéiwǔméifèn本事běnshì幸而xìng érlěngzài这里zhè lǐ大概dàgài日夜rìyè赤体chì tǐshìhuì受寒shòuhándelexiǎode墙根qiánggēn坐下zuò xia看看kànkan天上tiān shànggexīng 看看kànkan远处yuǎn chùde树林shùlín 什么也shénme yěgǎnxiǎng就是jiù shì zuì可笑kěxiàode思想sīxiǎnghuì使人shǐrén落泪luòlèi孤寂gūjìshì痛苦tòngkǔgèng难堪nán kānde

这样zhèyàngzuòle许久xǔjiǔ我的wǒ deyǎn慢慢mànmàndeshīle力量lìliang可是kěshì并不bìng bùgǎn放胆fàngdǎndeshuìle一会儿yí huìr心中xīnzhōngdòng努力nǔlì de睁开zhēngkāi然后ránhòuyòu闭上bì shang有一次yǒu yí cì似乎sìhū看见kàn jiànle一个yīgèhēi yǐngdànzài看清kànqīng之前zhīqiánjiùyòu不见了bú jiàn leyīnjiànguǐ 责备zébèi自己zìjǐyòu闭上bì shangleyǎngāng闭上bì shangyòu睁开zhēngkāile到底dàodǐshì放心fàngxīnhēngyòu似乎sìhūyǒugehēi yǐnggāng看到kàn dàoyòu不见了bú jiàn le我的wǒ de头发根tóufa gēn立起来lì qǐláiledào火星Huǒxīngshangzhuōguǐ zài我的wǒ de计划jìhuà之中zhīzhōng gǎnzài闭眼bìyǎnle

hǎo大半天dàbàntiān什么也shénme yě没有méi yǒushìzhe闭上bì shangyǎn留下liú xià一点yì diǎnxiǎoféngkànzheláile那个nàge, nèigehēi yǐng

lezhè一定yí dìng不是bú shìguǐ shìge猫人 māo rénmāorénde视官shìguān必定bìdìng特别tèbiéde发达fādánéngyóu远处yuǎn chù看见kàn jiàn我的wǒ de眼睛yǎnjingdekāi紧张jǐnzhāng高兴gāoxìng几乎jīhū停止tíngzhǐle呼吸hūxī等着děngzheláizài我的wǒ de身前shēnqián便biàn自有办法zì yǒu bànfǎ好象hǎoxiàng一定yí dìng猫人 māo rén优越yōu yuè似的shìde不知bùzhī根据gēnjù什么shénme理由lǐyóu或者huòzhe因为yīnwèiyǒu把手枪bǎ shǒuqiāng可笑kěxiào

时间shíjiānzài这里zhè lǐshì没有méi yǒu丝毫sī háo价值jiàzhíde好似hǎo sìděng lege世纪shìjìcáiyuǎnleměi一步yí bù似乎sìhū需要xūyào一刻yīkèhuò一点钟yī diǎn zhōng一步yí bù带着dài zhe整部zhěngbù历史lìshǐ遗传yíchuán下来xiàlaide谨慎jǐnshèn似的shìdedōngshì一步yí bù西shì一步yí bù弯下腰wānxià yāo轻轻qīngqīngde立起来lì qǐlái向左xiàngzuǒniǔxiàng后退hòutuìxiàngpiàn雪花xuě huā似的shìdezài地上dì shang往前wǎngqiányòugōngyāolái……小猫xiǎomāo夜间yè jiān练习liànxíshǔ大概dàgàishì这样zhèyàng非常fēichángde有趣yǒuqù

不要bú yàoshuōdòngdòngměngzhēngyǎn也许yěxǔ一气yīqìpǎodào空间kōngjiānde外边wàibiandòng只是zhǐshì眼睛yǎnjingliúzhegexiǎode缝儿fèngrkàn到底dàodǐ怎样zěnyàng

看出来kàn chūláileduì没有méi yǒu恶意è yìshìhàishǒuzhōngméi拿着ná zháo家伙jiāhuo又是yòushì独自dúzì来的láidehuìshìyàoshāzěnnéng使shǐ明白míngbai愿意yuànyì加害jiāhàine动作dòngzuòshì最好zuì hǎode办法bànfǎ以为yǐwéizhè至少zhìshǎohuìxiàpǎole

越来越yuè lái yuèjìnlenéngjuédào他的tādele斜着身xié zhe shēnxiàng接力jiēlì竞走jìngzǒu预备yùbèi接替jiētìshíde姿式zīshìyòngshǒuzài我的wǒ de眼前yǎnqiánbǎileliǎngbǎi微微wēiwēide点了点头diǎn le diǎn tóukuàide收回shōuhuí shǒu保持bǎochízheyàopǎode姿式zīshì可是kěshìméipǎokànzheyòu轻轻qīngqīngde一点头yī diǎn tóu还是háishidòngmànde抬起táiqǐ双手shuāngshǒushēnpíng手掌shǒuzhǎnggěikàn似乎sìhūnéng明白míngbai这种zhèzhǒng手语shǒuyǔ”,点了点头diǎn le diǎn tóu收回shōuhuí zhǐ伸出shēnchū老远lǎoyuǎndetuǐ依旧yī jiù手掌shǒuzhǎng向上xiàngshàng屈指qūzhǐ作为zuòwéi招呼zhāohu他的tāde表示biǎoshì点点头diǎn diǎn tóu挺起tǐngqǐdiǎnyāolái看看kànkan没有méi yǒuyàopǎode意思yìsi这样zhèyàng痛苦tòngkǔde可笑kěxiào磨烦mòfanle至少zhìshǎoyǒubàn点钟diǎnzhōng站起来zhàn qǐláile

假如jiǎrú磨烦mòfan等于děngyú作事zuòshì猫人 māo rénshìzuìhuì作事zuòshìde换句话huànjùhuàshuō不知bùzhī磨烦mòfanle多大duōdà工夫gōngfu手势shǒu shì点头diǎntóu撇嘴piězuǐzòng鼻子bízi差不多chà bu duō周身zhōushēnde筋肉jīnròuquán运动yùndòngdàole表示biǎoshì我们wǒmenliǎ彼此bǐcǐ没有méi yǒuxiānghàide意思yìsi当然dāngrán háinéng磨烦mòfan一点钟yī diǎn zhōnghēng也许yěxǔ一个yīgè星期xīngqī假如jiǎrú不是bú shì远处yuǎn chùyòuláilehēi yǐng——猫人 māo rénxiān看见kàn jiànde及至jízhì看到kàn dào那些nà xiēhēi yǐng猫人 māo rén跑出pǎochū一边yì biānpǎobiānxiàng点手diǎnshǒu跟着gēnzhepǎo

猫人 māo rénpǎodemàn而且érqiě一点yì diǎn声音shēngyīn没有méi yǒushìyòuyòu饿èpǎoleyuǎn我的wǒ de眼前yǎnqiánle金星jīnxīng但是dàn shì似乎sìhū直觉zhíjuéde看出来kàn chūláibèi后面hòumian那些nà xiē猫人 māo rén赶上gǎnshàngzhège猫人 māo rén必定bìdìng得不到dé bù dào什么shénme好处hǎochu应当yīngdāng 始终shǐzhōngbié离开líkāizhègexīn朋友péngyoushìzài火星Huǒxīngshang冒险mào xiǎndehǎo帮手bāngshǒu后面hòumianderén一定yí dìng追上来zhuī shàngláile因为yīnwèi我的wǒ de朋友péngyoujiǎoshang加了劲jiā le jìnyòu支持zhīchíle一会儿yí huìr实在shízài不行bùxínglexīn好象hǎoxiàngyàoyóuzuǐ跳出来tiào chūlai后面hòumian有了yǒule声音shēngyīn一种yīzhǒngchángér尖酸jiānsuāndeháoshēngmāo人们rén menshìle不然bù ránzěnnéng轻易qīng yì出声儿chūshēngrne知道zhīdàofēi倒在dǎo zài地上dì shang不行bùxínglezàipǎo一步yí bù我的wǒ demìng一定yí dìnghuì随着suízhe一口yīkǒuxuè结束jiéshùle

yòng生命shēngmìng最后zuìhòude一点yì diǎn力量lìliang把手枪bǎ shǒuqiāngtāo出来chūlái倒下dǎoxiàle知道zhīdàoxiàng哪里nǎlǐkāileqiāng似乎sìhūlián枪声qiāngshēngdōuméi听见tīngjiànjiù昏过去hūn guòqule

zàizhēngyǎn屋子wūzi灰色huīsèdequānhóngguāngde飞机fēijī一片yīpiàn xuè绳子shéngzi……yòu闭上bì shangleyǎn

le多日duōrìcái知道zhīdàoshìbèi那个nàge, nèige猫人 māo réngěi死狗sǐgǒu似的shìde拉到lādào他的tādejiāzhōng若是ruòshì告诉gàosu始终shǐzhōnghuì想到xiǎngdào怎么zěnme来到lái dàode火星Huǒxīngshangdeshì那么nàmedeměi我的wǒ de身上shēnshang一点yì diǎn没有méi yǒu磨破mópò那些nà xiēzhuī我的wǒ de猫人 māo rénbèiqiāngxiàde大概dàgàipǎole三天sāntiān没有méi yǒu住脚zhù jiǎozhèxiǎo手枪shǒuqiāng——zhǐshízhe十二shíèr个子弹ge zǐdàn——使shǐchénglemíngmǎn火星Huǒxīngde英雄yīngxióng

4

Когда все потеряно, в избавлении от кандалов мало проку, но теперь я хоть не должен стеречь этот кошачий колодец. Спрятав пистолет и спички, я ухватился за висящий конец веревки и полез на стену. Кругом царила серая мгла, какая бывает скорее в парильне, чем на открытом воздухе. Перевалившись через край, я спрыгнул на землю. Куда же идти? Храбрости у меня сильно поубавилось. Ни домов, ни огонька, ни звука. Вдалеке (а может быть, невдалеке - я не мог определить расстояние) темнело что-то вроде леса. Не пойти ли туда? Но кто знает, какие звери меня там ожидают!

Я посмотрел на звезды: сквозь серое, чуть розоватое небо виднелось лишь несколько самых крупных звезд. Меня снова начала мучить жажда, на этот раз вместе с голодом. Ночная охота, да еще на неведомых зверей и птиц, занятие не для меня. Хорошо еще, что не холодно; наверное, здесь можно и днем и ночью ходить голым. Я сел, прислонившись к стенке своей бывшей тюрьмы, и уставился на звезды, стараясь ни о чем не думать. Самые обычные мысли могли сейчас вызвать у меня слезы. Одиночество еще страшнее, чем боль.

Глаза слипались, но заснуть было бы слишком опасно. Поклевав некоторое время носом, я вдруг вздрогнул и широко открыл глаза: мне показалось, будто впереди мелькнула человеческая тень. "Наверное, это галлюцинация!" - выругал я себя и закрыл глаза. Но едва я снова открыл их, как впереди опять мелькнула тень. У меня волосы встали дыбом: ловить на Марсе призраков не входило в мои намерения. Я твердо решил бодрствовать.

Долгое время ничто не появлялось. Тогда я нарочно сощурился, оставив между ресницами крохотную щелку. Тень тотчас появилась!

Теперь я уже не боялся ее. Совершенно ясно, что это не призрак, а существо с кошачьей мордой. Оказывается, у него такое острое зрение, что оно даже издалека видит, закрыты ли у меня глаза. Я радостно сдержал дыхание и стал ждать. Если оно кинется на меня, я с ним расправлюсь! Неизвестно почему, но я считал себя сильнее человека-кошки. Может быть, потому, что у меня пистолет? Смешно!

Время здесь не имело никакой цены. Мне показалось, что прошло несколько веков, прежде чем незнакомец приблизился. На каждый шаг он тратил по четверти часа, а может быть, по часу; в каждом шаге чувствовалась осторожность, накопленная поколениями. Ступит сначала правой, затем левой ногой, согнется, тихо выпрямится, оглянется, подастся назад, неслышно, как снежинка, ляжет на землю, поползет, снова выгнет спину... Наверное, так котенок ночью учится ловить мышей.

Если бы я шевельнулся или открыл глаза, он, без сомнения, тотчас бы отпрянул. Но я не двигался, внимательно следя за ним сощуренными глазами.

Я чувствовал, что он вовсе не желает мне зла, а, наоборот, боится меня.

В руках у него ничего не было, к тому же он пришел один. Как мне дать ему понять, что я совсем не собираюсь нападать на него? Пожалуй, лучший способ - не двигаться, тогда он но крайней мере не убежит.

Человек-кошка приблизился ко мне вплотную, я уже чувствовал его горячее дыхание. Отклонившись в сторону, словно спринтер, готовый принять эстафетную палочку, он дважды махнул лапой перед моим лицом. Я еле заметно кивнул головой. Он быстро убрал лапу, но остался на месте. Я снова кивнул, затем медленно поднял руки и показал ему пустые ладони. Он как будто понял этот язык жестов, тоже кивнул головой и выпрямился. Я поманил его пальцем. Он снова кивнул, давая понять, что бежать не собирается. Так продолжалось примерно с полчаса, после чего я наконец привстал.

Если никчемную трату времени можно назвать работой, то люди-кошки - самые трудолюбивые существа на свете. Битый час мы с ним обменивались жестами, кивали головами, шамкали губами, пофыркивали носами - словом, двигали буквально каждым мускулом тела, подтверждая, что не хотим причинить друг другу вреда. Разумеется, мы могли провести за этим занятием еще час, а скорее всего целую неделю, если бы вдалеке не появилась новая тень. Мой приятель первым заметил ее, отпрянул в сторону и призывно махнул лапкой. Я побежал за ним. От голода и жажды у меня рябило в глазах, но я чувствовал, что если нас настигнут, то мне и моему спутнику несдобровать. Я не хотел терять нового знакомца: он будет прекрасным помощником в моих скитаниях на Марсе.

Люди-кошки наверняка гнались за нами, потому что мои проводник прибавил шагу. Сердце мое было готово выпрыгнуть - сзади раздался пронзительный вой. Видимо, люди-кошки рассвирепели, если решились подать голос. Еще шаг - и я упаду от изнеможения или у меня горлом пойдет кровь...

Собрав последние силы, я выхватил пистолет и наугад выстрелил. Сам я даже не слышал звука выстрела, потому что тут же лишился чувств.

Очнулся я в какой-то комнате. Серое небо, красный свет... Земля... Межпланетный корабль... Лужа крови, веревка... Я снова закрыл глаза.

Только спустя некоторое время новый приятель рассказал, что втащил меня, как дохлую собаку, к себе домой. Почва на Марсе такая мягкая и нежная, что при падении я даже не наставил себе синяков. А наши преследователи, напуганные моим выстрелом, наверное, бежали три дня без оглядки. Маленький пистолет с какими-нибудь двенадцатью патронами прославил меня на весь Марс.

Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 3

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

3.

顾不得gù bu de一切yīqiède危险wēixiǎn危险wēixiǎnzhèliǎnggezài此时cǐshí完全wánquánhuìzàinǎozhōng发现fāxiàn饿ètòngdōu不足以bù zúyǐ胜过shèngguò疲乏pífá——zuòle半个bàngeduōyuède飞机fēijī——知道zhīdào怎么会zěnme huì挣扎zhēngzháde斜卧xié wò起来qǐlaijiù那么nàmeshuìle仰卧yǎngwòshì不可能bùkěnéngdeshǒushangdesuǒ liáo不许bùxǔfàngpíngle脊背jǐbèimìng交给jiāogěilezhè蒸热zhēngrède河水héshuǐ只管zhǐguǎnshuìhái希望xīwàngzài这种zhèzhǒng情形qíng xíngzuòge好梦hǎomèngma!?

zàizhēngyǎnkàozài一个yīgèxiǎode一角yī jiǎozuòzhene不是bú shìxiǎoxiǎodònggèng真实zhēnshí一点yì diǎn没有méi yǒu窗户chuānghu没有méi yǒuménkuài似乎sìhūshìqiángde东西dōngxiwéizhe一块yīkuàiliáncaǒháiméichǎndede顶棚dǐngpéngshìxiǎokuài银灰色yínhuīsèdetiān我的wǒ deshǒu自由zìyóule可是kěshìyāozhōngduōlegēnshéngzhètóuchánzhe我的wǒ deyāo虽然suīrán并不bìng bù需要xūyào这么zhèmegēn腰带yāodài那一nàyī, nèyītóu看不见kàn bu jiàn或者huòzheshìzàiqiángwàishuānzhe必定bìdìngshì从天而降cóng tiān ér jiàngdebèi系下来jì xiàláide怀中的huái zhōng de手枪shǒuqiāng还在háizài奇怪qíguài

什么shénme意思yìsine绑票bǎngpiàoxiàng地球dìqiú上去shàngqusuǒkuǎntài费事fèishìle捉住zhuō zhùle怪物guàiwu预备yùbèi训练好xùnliàn hǎoledào动物园dòngwùyuán展览zhǎnlǎnhuòshì送到sòngdào生物学院shēngwù xuéyuàn解剖jiě pōuzhè倒是dàoshi近乎jìnhu情理qíng lǐxiàole确乎què hū有点yǒudiǎnyàofēng口渴kǒukěde要命yào mìng为什么wèi shénme拿去náqù我的wǒ de手枪shǒuqiāngnezhèdiǎn惊异jīngyì安慰ānwèi并不bìng bùnéng使shǐkǒuzhōng增多zēngduō一些yì xiē津液jīnyèwǎng四处sìchùkàn绝处逢生jué chù féng shēngzuòzhede地方dìfang平行píng xíngde墙角qiángjiǎoyǒugeshíguàn里边lǐbianyǒu什么shénmeshuí или shéiguǎn一定yí dìng过去guòqù看看kànkan本能běn néngshì理智lǐzhìgèng聪明cōngmingde脚腕jiǎowànháibànzhetiàobarěnzhetòngwǎngzhàn起来qǐlaishìleshìtuǐ已经yǐjīngtīng命令mìnglìnglezuòzhebade胸中xiōngzhōngyàoliè肉体ròu tǐde需要xūyào高尚gāo shàngde精神jīngshén丧尽sàngjìnbaxiǎodòng不甚búshènkuānzài地上dì shang不过bú guòzhǐchàcùnba伸手shēnshǒujiù可以kěyǐ摸着mōzhe命中mìngzhòng希望xīwàngde希望xīwàng那个nàge, nèige宝贝bǎobèi罐子guànzi但是dàn shìgēn腰带yāodàizàitǎngpíng以前yǐqián便biànxiàle警告jǐng gào允许yǔnxǔtǎngpíng设若shè ruò一定yí dìngyào往前去wǎngqián qù便biànyàodiào起来qǐlaile无望wúwàng

口中的kǒu zhōng de燃烧rán shāo使shǐyòulefēizhìjiǎo在前zàiqián仰卧yǎngwò前进qiánjìnxué翻不过fān bu guòshēndexiǎoyìnggàichóng绳子shéngzi虽然suīránhěnjǐn用力yòng lì挣扎zhēngzhá究竟jiūjìng可以kěyǐwǎng肋部lèibùshangyúnyún肋部lèibùzǒngtuǐgēnshòu一些yì xiēnéngyúndào胸部xiōngbù我的wǒ dejiǎo便biàn可以kěyǐ碰到pèngdào罐子guànzishang哪怕nǎpà肋部lèibùdōu磨破mópòlene究竟jiūjìng这么zhèmezheqiáng肋部lèibùdele不管bù guǎn前进qiánjìnténg不管bù guǎnajiǎo碰着pèngzháole那个nàge, nèige宝贝bǎobèi

脚腕jiǎowànsuǒ de那么nàmejǐnliǎngge脚尖jiǎojiānzhízhe可以kěyǐ碰到pèngdào罐子guànzi但是dàn shì张不开zhāng bù kāi无从wúcóng抱住bàozhùquán一点yì diǎntuǐlái脚尖jiǎojiān可以kěyǐ张开zhāngkāixiē可是kěshìyòupèng不到bú dào罐子guànzile无望wúwàng

只好zhǐ hǎo仰卧yǎngwòguāntiān不由的bù yóu de摸出mō chū手枪shǒuqiānglái口渴kǒukědejǐnkànlekàn玲珑línglóng轻便qīngbiàndexiǎoqiāng闭上bì shangyǎn光滑guāng huadexiǎoyuán枪口qiāngkǒufàngzài太阳穴tàiyángxuéshang手指shǒuzhǐ一动yīdōng便biàn永不yǒngbùhuì口渴kǒukěle心中xīnzhōng忽然hūránliàngkuàidezuò起来qǐlai转过zhuǎnguoshēnlái面向miànxiàng墙角qiángjiǎo对准duìzhǔn面前miànqiándeshéngdāngdāngliǎngqiāng绳子shéngzi烧糊shāohúle一块yīkuàishǒuyǎofēngle似的shìde绳子shéngzi终于zhōngyúchěduàn狂喜kuángxǐ使shǐwàng lejiǎoshangdesuǒ liáo猛然měngránwǎngdiēzài地上dì shang就势jiùshì便biànwǎngshíguàn那里nàli端起来duān qǐlai里面lǐmiàn有些yǒuxiēguāngyǒushuǐ也许yěxǔshìshuǐ也许yěxǔshì……顾不得gù bu de迟疑chí yíshíguànhěnhòu不易bú yì可是kěshì喝到hēdào一口yīkǒuzhēnliáng胜似shèngsì仙浆玉露xiānjiāngyùlù努力nǔlì 总是zǒngshìyǒu报酬bào choude好象hǎoxiàng明白míngbaile一点yì diǎn什么shénme生命shēngmìngde真理zhēn lǐ似的shìde

shuǐ并不bìng bùduō一滴yì dīméishèng

抱着bàozhe那个nàge, nèige宝贝bǎobèi罐子guànzi心中xīnzhōnggāng舒服shūfu一点yì diǎn幻想huànxiǎng 便biànláile设若shè ruònéng回到huídào地球dìqiú上去shàngqu必定bìdìngdàilezǒu无望wúwàngba呆起来dāi qǐlái不知bùzhīyǒu多久duōjiǔ呆呆dāidāidekànzhe罐子guànzidekǒu

tóushangfēiguo一群yīqúnniǎo简短jiǎnduǎndezhejiāng唤醒huànxǐng抬头tái tóukàn天上tiān shànglecéngqiǎntáohóngdexiá没能méinéng灰色huīsè完全wánquán掩住yǎnzhù可是kěshìtiānxiànggāole一些yì xiē清楚qīngchu le一些yì xiēqiángdǐng镶上xiāngshàng一线yīxiàn有些yǒuxiē力量lìliangdeguāngtiānkuàihēi lexiǎng

应当yīngdāng 干什么gànshénmene

zài地球dìqiúshang可以kěyǐ行得开xíng de kāide计划jìhuà似乎sìhūzàidedōu不适用bù shìyòng根本gēnběn明白míngbai我的wǒ de对方duìfāng: zěnnéng决定juédìng办法bànfǎne鲁滨孙lǔbīnsūn并没有bìng méi yǒuxiàng这样zhèyàng困难kùnnan 可以kěyǐ自助zìzhù自决zìjuéshìyàocóng一群yīqún猫人 māo rén手里shǒulǐ, shǒulitáomìngshuí или shéiguo猫人 māo rénde历史lìshǐne

但是dàn shìdezuòxiē什么shénme

脚镣jiǎoliào必须bìxū除去chúqù第一dì yī工作gōngzuò始终shǐzhōng没顾得méi gùdé看看kànkanjiǎoshangshuāndeshì什么shénme东西dōngxi大概dàgài因为yīnwèizǒng以为yǐwéi脚镣jiǎoliàoquányīngshìtiězuòde现在xiànzài必须bìxū看看kànkanle不是bú shìtiěde因为yīnwèide颜色yánsèshì铅白qiān báide为什么wèi shénmeméi我的wǒ de手枪shǒuqiāng没收mòshōu有了yǒule答案dá’àn 火星Huǒxīngshangméitiěmāo人们rén men过于guò yú谨慎jǐnshèn唯恐wéikǒng不认识bù rènshide东西dōngxishòule危害wēihài所以suǒyǐméigǎndòngyòngshǒuyìngde虽然suīrán不是bú shìtiěshìzhe用力yòng lìchěchědòng什么shénmezuòdene趣味qù wèitáomìngde急切jí qiè混合hùn hézài一处yīchùyòng枪口qiāngkǒuqiāoqiāoyǒu金属jīn shǔyīngde响声xiǎngshēng可是kěshìxiàngtiěshēng银子yínziqiāntiěruǎnde东西dōngxzǒng可以kěyǐ设法shèfǎduàn比如bǐrúnéng打破dǎpò那个nàge, nèigeshíguànyòngshíléng——xiǎngjiāngshíguàndàidào地球dìqiú上去shàngqude计划jìhuàwàng le拿起náqishíguànxiǎngwǎngqiángshangpènggǎn万一wànyī惊动jīng dòngle外面wàimiànderénne外面wàimiàn一定yí dìng有人yǒu rén看守kānshǒuzhexiǎng不能bù néng刚才gāngcái已经yǐjīng放过fàngguòqiāng并不bìng bùjiànyǒu动静dòng jìng后怕hòupà起来qǐlai设若shè ruò刚才gāngcái随着suízhe枪声qiāngshēng进来jìnlai一群yīqúnrén可是kěshì既然jìránméilái放胆fàngdǎnba罐子guànzi出了手chū le shǒuzhǐpèngxiàxiǎokuàilái因为yīnwèixiǎo所以suǒyǐhěn锋利fēnglì开始kāishǐ工作gōngzuò

铁打tiědǎ房梁fángliáng磨成mó chéng绣花针xiù huā zhēn 工到自然成gōng dào zìrán chéng但是dàn shì打算dǎsuànzàihěnduǎnde时间shíjiānyòngkuài石片shípiànduàntiáo金属jīn shǔde脚镣jiǎoliào未免wèi miǎn过于guò yú乐观lè guān经验jīngyàn多数duōshù, duōshǔshì错误cuòwùde儿女ér nǚzhǐnéng乐观lè guānde错误cuòwùyóu地球dìqiúshang带来dàiláide经验jīngyànzàideshì没有méi yǒu多少duō shǎo价值jiàzhídele半天bàn tiān有什么用yǒu shénme yòngne纹丝没动wénsī méi dòng好象hǎoxiàng是用shìyòng石片shípiànqiēkāi金刚石jīngāngshíne

身上shēnshangde碎布条suì bù tiáoxié头发tóufa万一wànyī发现fāxiàndiǎnnéng帮助bāngzhù我的wǒ de东西dōngxine已经yǐjīng似乎sìhū变成biànchénggeméi理智lǐzhìde动物dòngwùa腰带yāodài下的xiàdexiǎo裤兜kùdōu还有háiyǒu火柴huǒ chái一个yīgèxiǎotiě要不yàobùshì细心xìxīnde搜寻sōuxúnzhēnhuì想起xiǎngqǐlái并不bìng bù吸烟xīyān没有méi yǒu火柴huǒ cháifàngzài身上shēnshangde习惯xíguàn为什么wèi shénmedàizài身边shēn biān想不起xiǎng bu qǐò想起来xiǎngqǐláile朋友péngyou送给sònggěi我的wǒ de听到tīngdào探险tànxiǎn临时línshí赶到gǎndào飞机场fēijīchǎng送行sòngxíng没有méi yǒusòng我的wǒ de东西dōngxjiù这个zhègesāizài我的wǒ dexiǎodài。“xiǎohuìgěi飞机fēijītiān多少duō shǎo重量zhòngliàng希望xīwàng!”这么zhème说来着shuōlái zhe想起来xiǎngqǐláile好似hǎo sì多少duō shǎonián以前yǐqiándeshìle半个bàngeyuède飞行fēixíng不是bú shìge使shǐ心中xīnzhōng平静píngjìng清楚qīngchu deshì

玩弄wán nòngzhe那个nàge, nèigexiǎoshìzhe追想zhuīxiǎng半个bàngeyuè以前yǐqiándeshì眼前yǎnqiánde没有méi yǒu希望xīwàng只好zhǐ hǎo回想huíxiǎng过去guòqùde甜美tiánměi生命shēngmìngshìhuìyóuduō方面fāngmiàn找到zhǎodào自慰zìwèide

tiān黑上来hēi shàngláilezhōng觉出juéchū饿èláihuàlegēn火柴huǒ chái似乎sìhūyào看看kànkan四下sìxià有没有yǒu méi yǒu吃的chīde东西dōngxmièleyòuhuàlegēn无心wúxīnde可笑kěxiàodediǎnxiǎohuǒfàngzài脚镣jiǎoliào上去shàngqushāoshāokànzhīxiàngxiěge草书cǎoshūde——C——那么nàmekuài脚腕jiǎowànshang剩下shèngxià一些yì xiē白灰báihuī一股yīgǔhěn好闻hǎowénde气味qìwèizuān鼻孔bíkǒngyàoŏu

猫人 māo rénháihuì利用lìyòng化学huà xuézuò东西dōngx想不到xiǎng bú dàodeshì

3.

Я не думал ни о каких опасностях, в моей душе не было никакого страха. Жара, голод, жажда, боль - ничто не могло побороть усталости: ведь я больше полумесяца летел в межпланетном корабле. Лечь на спину мне мешали наручники, поэтому я улегся на бок и заснул, вверив свою жизнь маслянистому потоку. Может быть, мне по крайней мере приснится хороший сон?

Вновь я очнулся в углу не то колодца, не то маленькой хижины без окон и дверей. Пол ей заменял кусок травянистой лужайки, а крышу - клочок серебристо-пепельного неба. Мои руки уже были свободны, но на пояснице прибавилась толстая веревка. Другого конца веревки я не видел - наверное, он был привязан где-то наверху. Не иначе как меня спустили сюда на веревке. Пистолет по-прежнему лежал в кармане. Странно! Чего они хотят от меня? Выкупа? Слишком хлопотно, потому что им придется тогда слетать на Землю. А может быть, они решили выдрессировать пойманное чудовище и выставить в зоопарке? Или отправить в клинику на препарирование? Во всяком случае, это было бы не лишено целесообразности. Я усмехнулся: кажется, я начинаю сходить с ума.

Во рту пересохло. Почему они не отобрали у меня пистолет? Этот странный и успокаивающий факт, однако, не утолил моей жажды. Я стал озираться и увидел в углу каменный кувшин. Что в нем? Чтобы заглянуть внутрь, мне придется прыгать в своих кандалах. Превозмогая боль, я попробовал подняться, но ноги по-прежнему не слушались меня. Колодец был неширок, и стоило мне лечь на землю, как до кувшина осталось бы несколько вершков. Но веревка на поясе предостерегла меня от бесполезной попытки. Если бы я лег на живот, вытянул руки и дернулся, веревка поставила бы меня на ноги.

Запекшееся горло помогло мне изобрести гениальный план: надо лечь на спину и двигаться ногами вперед, словно жук, который опрокинулся и не может перевернуться. Несмотря на то, что веревка была завязана очень туго, я все-таки сдвинул ее вверх, на грудь, чтобы она не помешала мне достать до кувшина. Лучше боль, чем жажда! Веревка глубоко, до крови врезалась мне в тело, но я двигался, не обращая на это внимания, и наконец дотянулся до драгоценности.

К несчастью, кандалы не позволяли мне раздвинуть ноги, чтобы обхватить ими кувшин, а когда я разводил носки, я не мог дотянуться до него. Безнадежно!

Оставалось только лежать навзничь и глядеть в небо. Машинально нащупав пистолет, я вынул его и залюбовался изящной вещицей. Потом приставил его блестящее дуло к виску: стоит шевельнуть пальцем - и с жаждой покончено навсегда. Но тут меня осенила новая мысль. Перевернувшись на живот, я дважды выстрелил по веревке. Она обуглилась. Лихорадочно работая руками и зубами, я оборвал ее и в безумной радости, забыв про кандалы, вскочил на ноги, но тут же упал. Когда я дополз до кувшина и заглянул внутрь, там что-то блеснуло. Может быть, вода, а может быть... Но мне было не до сомнений. Первый же прохладный глоток показался мне вкуснее волшебного нектара. Усилия всегда вознаграждаются: я наконец понял эту простейшую заповедь.

Воды было совсем немного, и я не оставил ни капли.

Обняв своего спасителя - кувшин, - я размечтался о том, что обязательно захвачу его с собой, когда полечу обратно на Землю. Но тут же помрачнел: увы, надежды нет... Долго я сидел не шевелясь, глядя в горлышко кувшина. Надо мной с отрывистыми криками пролетела стая птиц. Я очнулся, поднял голову и увидел розовую полоску зари. Серое небо сделалось как будто выше и яснее, стены тоже украсились розовой каймой. "Скоро стемнеет, - подумал я. - Что же делать?"

Все действия, которые были бы уместны на Земле, здесь не подходили. Я не знал своего противника и не представлял, как с ним бороться. Даже Робинзон, наверное, не испытывал ничего подобного: он был свободен, а мне предстояло освободиться из лап людей с кошачьими мордами, о которых доселе никто ничего не знал.

Но что же все-таки делать?

Прежде всего хорошо бы снять кандалы. До этого я не рассматривал их, думал, что они железные, но теперь выяснил, что они свинцового цвета. Вот почему мучители не отобрали у меня пистолет: на Марсе, должно быть, нет железа, и из чрезмерной осторожности люди-кошки не решились дотронуться до незнакомого вещества. На ощупь кандалы были твердыми. Я попробовал сломать их - не поддаются. Из чего же они сделаны? К острому желанию спастись добавилось любопытство. Я постучал по кандалам дулом пистолета, они зазвенели, но не как железо. Может, это серебро или свинец? Все, что мягче железа, я перепилю - стоит только разбить кувшин и выбрать поострее осколок (я уже забыл о своем намерении привезти каменный кувшин на Землю). Но грохнуть кувшин о стену я не решался, боясь привлечь сторожей. Нет, они не услышат: ведь я только что стрелял из пистолета, и никто не появился. Осмелев, я отбил от кувшина тонкую острую пластинку и принялся за работу.

Конечно, даже железную балку можно упорным трудом сточить в иглу для вышивания, но тут дело было еще сложнее. Опыт по большей части дитя ошибки, а мне оставалось только заблуждаться, потому что мой земной опыт здесь ничего не значил. Хотя я пилил очень долго, на кандалах не появилось даже царапины, как будто я пытался камнем сточить алмаз.

Я ощупал свои лохмотья, туфли, даже волосы, надеясь найти хоть что-нибудь способное мне помочь. Неожиданно я обнаружил в часовом карманчике брюк спичечный коробок в металлическом футлярчике. Я не курю и обычно не ношу с собой спичек. Этот коробок мне сунул за неимением другого подарка один знакомый перед отлетом. "Надеюсь, что спички не перегрузят межпланетный корабль!" - пошутил он тогда.

Играя коробком, я предавался пустяковым, но приятным воспоминаниям. Стемнело. Я чиркнул спичкой, потом зажег вторую. Машинально, дурачества ради, поднес ее к своим кандалам, и вдруг - пшш! - от них осталась лишь горстка белого пепла, а все вокруг наполнилось зловонием.

Оказывается, эти кошки знакомы с химией. Вот уж не ожидал!

Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 2

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

2.

掏出tāochū手枪shǒu qiānglái还是háishiděng děng 许多xǔduōduō不同bùtóngde念头niàntou环绕着huánrào zhezhèliǎngge主张zhǔzhāngzàizhè分钟fēnzhōngyuèyào镇静zhèn jìng心中xīnzhōngyuèluàn结果jiéguǒ把手bǎ shǒu放下去fàng xiàqulexiàng自己zìjǐxiàolexiàodào火星Huǒxīng上来shàngláishì自己zìjǐ情愿qíng yuàn冒险mào xiǎnjiàozhèqún猫人 māo rén害死hài sǐ——zhè完全wánquánshì设想shèxiǎng焉知yān zhī他们tāmen不是bú shìzuì慈善cí shàndene——shì自取zì qǔ为什么wèi shénme应当yīngdāng xiāntāoqiāngne一点yì diǎn善意shànyì每每měi měi使shǐrén勇敢yǒnggǎn一点也不yīdiǎn yě bùleshìshìhuò听其自然tīng qí zì rán无论如何wúlùn rúhéxìnyīngyóukāi

kàndòng他们tāmenwǎngqiánnuóleliǎngmàn可是kěshì坚决jiānjuéxiàngmāo看准kàn zhǔnle老鼠lǎoshǔ那样nàyàngde前进qiánjìn

鸟儿niǎorquán飞起来fēi qǐlaizuǐquándiāozhekuài……闭上bì shangleyǎn

yǎnháiméi睁开zhēngkāi——其实qíshízhǐlexiǎode一会儿yí huìr——我的wǒ de双手shuāngshǒudōubèi人家rénjiā捉住zhuō zhùle想不到xiǎng bú dào猫人 māo rénde举动jǔ dòng这么zhèmekuài而且érqiě这样zhèyàngde轻巧qīng qiǎolián一点yì diǎn脚步jiǎobùshēngméi听见tīngjiàn

méiwǎngwài拿手枪ná shǒuqiāngshìge错误cuòwù我的wǒ de良心liáng xīnméi这样zhèyàng责备zébèi危患wēi huànshì冒险mào xiǎn生活shēnghuózhōngde饮食yǐnshí心中xīnzhōnggèng平静píngjìngleliányǎnyuànzhēnglezhèshìyóu心中xīnzhōng平静píngjìngérrán并不bìng búshì以退为进yǐ tuì wéi jìn他们tāmenzhe我的wǒ deshuāng越来越yuè lái yuèjǐn并不bìng bú因为yīnwèi抵抗dǐ kàngér松缓sōng huǎn一些yì xiēzhèqún玩艺儿wányìrshì善疑shàn yíde心中xīnzhōngxiǎng精神jīngshénshangde优越yōu yuè使shǐgèng骄傲jiāo’àolegèng不肯bùkěn他们tāmen较量jiàoliàng力气lìqileměizhǐ胳臂gē beishangyǒuzhǐshǒuhěnruǎn但是dàn shìhěnjǐn并且bìngqiě似乎sìhūyǒu弹性tán xìng与其yǔ qíshuōshìzhe不如bù rúshuōshìzhe皮条pí tiáo似的shìdewǎng我的wǒ deròushā挣扎zhēngzháshìde看出来kàn chūlái设若shè ruò用力yòng lìchōuduó我的wǒ de胳臂gē bei他们tāmendeshǒuhuì箍进gū jìn我的wǒ deròu他们tāmenshìzhèzhǒngrén光明guāngmíngderén捉住zhuō zhù然后ránhòukàn人家rénjiāde举动jǔ dòng如何rúhézǒngdegěi人家rénjiāzhǒng残酷cán kùde肉体ròu tǐshangde虐待nüè dài设若shè ruò肉体ròu tǐshangde痛苦tòngkǔnéng使shǐ精神jīngshénde光明guāngmíng减色jiǎn sè惭愧cánkuìzhè时候shíhou确乎què hū有点yǒudiǎn后悔hòuhuǐleduìzhèzhǒngrén假如jiǎrú我的wǒ de推测tuī cè不错bú cuòshì应当yīngdāng 采取cǎiqǔ先下手为强xiān xià shǒu wéi qiángde政策zhèngcè;“dāngdeqiāng管保guǎnbǎo他们tāmenquánpǎo但是dàn shìshì至此zhìcǐ 后悔hòuhuǐshìhuì改善gǎishàn环境huánjìngde光明guāngmíng正大zhèngdàshì自设zì shède陷阱xiàn jǐngjiùzài自己的zìjǐ de光明guāngmíngzhīxiàba睁开zhēngkāileyǎn他们tāmenquánzài我的wǒ de背后bèi hòune似乎sìhūshì预定好yùdìng hǎo即使jíshǐ睁开zhēngkāiyǎn看不见kàn bu jiàn他们tāmenzhèzhǒng鬼祟guǐ suìde行动xíngdòng使shǐ不由的bù yóu dele厌恶yàn wù他们tāmendexīn心里xīn li shuō:“已经yǐjīngluò zài你们nǐmendeshǒuzhōngshāle何必hé bì这样zhèyàng偷偷摸摸tōutōu mōmōdene!”不由的bù yóu de说出来shuōchū lai:“何必hé bì这样zhèyàng……”méiwǎngxiàshuō他们tāmen决不jué bùhuìdǒng的话dehuà胳臂gē beishanggèngjǐnlebàn句话jùhuàde效果xiàoguǒ心里xīn li xiǎng就是jiù shì 他们tāmendǒng的话dehuàhái不是bú shì白费唇舌báifèi chúnsheliántóuhuípíng他们tāmen摆布bǎi bùzhǐ希望xīwàng他们tāmenyòng绳子shéngzi拴上shuānshàng我的wǒ de精神jīngshén正如zhèngrú肉体ròu tǐ同样tóngyàngde受不了shòubuliǎozhèzhǒngruǎnjǐn讨厌tǎoyànde攥握zuàn wò

空中kōng zhōngdeniǎogèngduōle翅子chìzishēnpíngtóuwǎngxià钩钩着gōugou zhe预备yùbèi得着dé zháo机会jīhuì便biànchì飞到fēi dàode享受xiǎngshòu自幼zì yòu同学tóngxuéde朋友péngyoude……背后bèi hòuzhèqún东西dōngxi到底dàodǐwán什么shénme把戏bǎxìnezhēn受不了shòubuliǎozhèzhǒng钝刀dùn dāomànde办法bànfǎle但是dàn shì依旧yī jiù抬头tái tóukànqúnniǎo残酷cán kùdeniǎomennéngzài分钟fēnzhōngnèi我的wǒ de朋友péngyou吃净chī jìnganéng分钟fēnzhōng吃净chī jìng个人gèrénma那么nàmeniǎomen不能bù néngsuàn残酷cán kùdele羡慕xiànmù亡友wáng yǒu朋友péngyoude痛快tòngkuai消灭xiāo miède痛快tòngkuai比较起bǐjiào qǐzhèzhǒnglíngshòudezuì你的nǐ deshì无上wú shàngde幸福xìngfú

kuàizhediǎn!”yào这么zhèmeshuō但是dàn shìhuàdàochúnbiānyòu收回去shōu huíqule虽然suīrán一点yì diǎn知道zhīdào猫人 māo rénde性情xìng qíng习惯xíguàn可是kěshìzàizhè分钟fēnzhōngde接触jiē chù似乎sìhūzhíjuéde看出来kàn chūlái他们tāmenshì宇宙yǔzhòujiānzuì残忍cán rěnderén残忍cán rěnderénshì懂得dǒng de干脆gāncuìzhègede慢慢mànmànyòng锯齿jù chǐshì他们tāmendezhǒng享受xiǎngshòu说话shuō huàyǒu什么shénme益处yì chune预备好yùbèi hǎoshòu针尖zhēn jiān手指甲shǒuzhǐjiǎròu鼻子bíziguàn煤油méi yóu——假如jiǎrú火星Huǒxīngshangyǒuzhēn煤油méi yóu

落下luò xiàlèi lái不是bú shìshì想起来xiǎngqǐlái故乡gùxiāng光明guāngmíngde中国Zhōngguó伟大wěidàde中国Zhōngguó没有méi yǒu残暴cán bào没有méi yǒu毒刑dú xíng没有méi yǒuyīngchī死尸sǐ shī恐怕kǒngpà永不yǒngbùnéngzàikànkuài光明guāngmíngde地土de tǔlejiāng永远yǒngyuǎn不能bù néng享受xiǎngshòu合理hélǐde人生rénshēngle就是jiù shì néngzài火星Huǒxīngshang保存bǎocùnqīzhe生命shēngmìng恐怕kǒngpàlián享受xiǎngshòu也是yěshì痛苦tòngkǔba!?

我的wǒ detuǐshangláilezhǐshǒu他们tāmenshēngchū可是kěshì呼吸hūxī气儿qì ér热忽忽rèhūhūdechuīzhe我的wǒ debèituǐ心中xīnzhōngle好似hǎo sìbèitiáoshé缠住chán zhù那样nàyàngde厌恶yàn wù

咯噹gē dāngdeshēng好象hǎoxiàng多少duō shǎoniánde静寂jìng jìzhōngdege响声xiǎngshēngtīngde分外fèn wài清楚qīngchu dào如今rújīn还有háiyǒu时候shíhou听见tīngjiàn我的wǒ de腿腕tuǐ wànshanglejiǎoliáo早已zǎoyǐ想到xiǎngdàoyǒu腿腕tuǐ wàndēngshíshīle知觉zhī juéjǐnde要命yào mìngfànle什么shénmezuì他们tāmende用意yòng yì何在hé zài想不出xiǎng bu chū不必bú bìxiǎngzàimāoliǎnrénde社会shèhuì理智lǐzhìshì没用méiyòngde东西dōngxi人情rénqínggèng提不到tí bu dào何必hé bì思想sīxiǎngne

手腕shǒu wàn锁上suǒ shàngle但是dàn shìchū意料yì liào之外zhī wài他们tāmendeshǒuháizài我的wǒ detuǐshangzhe过度guòdùde谨慎jǐnshèn——yóu此生cǐshēngchū异常yì chángde残忍cán rěn——shì黑暗hēi’àn 生活shēnghuózhōngdeyàojiàn希望xīwàng他们tāmen锁上suǒ shàngér撤去chè qù那些nà xiēzhǐshǒu未免wèi miǎn希望xīwàng过奢guò shē

脖子bózishangláileliǎngzhǐshǒuzhèshì不许bùxǔhuítóude表示biǎoshì其实qíshíshuí или shéiyǒu那么nàmedegōngkàn他们tāmennerén——不论bú lùn怎样zěnyànghuài——zǒng有些yǒuxiē自尊zì zūndexīntài看低kān dī他们tāmenle也许yěxǔzhè还是háishi出于chū yú过度guòdùde谨慎jǐnshèngǎnshuō也许yěxǔ脖子bózi后边hòu bian还有háiyǒu明晃晃mínghuǎnghuǎngdedāone

zhèháigāizǒuma心中xīnzhōngxiǎnggāng这么zhèmexiǎng好象hǎoxiàng故意gùyì显弄xiǎn nòng他们tāmenyǒu时候shíhouhuì快当kuàidang一点yì diǎn似的shìde我的wǒ detuǐshangáilejiǎojiàozǒude命令mìnglìng我的wǒ de腿腕tuǐ wàn已经yǐjīng箍麻gū málezhèjiǎo使shǐ不由的bù yóu de向前xiàng qiándiē但是dàn shì他们tāmendeshǒuxiàngruǎnéryìngde钩子gõuzi似的shìde钩住gōu zhù我的wǒ de肋条骨lèi tiáo gǔ听见tīngjiàn背后bèi hòuxiàngmāo示威shì wēishíxiāngde声音shēngyīn好几hǎo jǐshēngzhè大概dàgàishì猫人 māo réndexiàohěn满意mǎnyì这样zhèyàngde挫磨cuò mó当然dāngrán shì身上shēnshang不知bùzhīchūle多少duō shǎohàn他们tāmenwèi快当kuàidang起见qǐ jiàn可以kěyǐtáizhezǒuzhè又是yòushì我的wǒ de理想lǐxiǎng确是què shì不能bù néngmàilezhè正是zhèngshì他们tāmenfēijiàozǒu不可bù kěde理由lǐyóu——假如jiǎrú这样zhèyàngyòng不太bú tài羞辱xiū rǔle理由lǐyóuzhèliǎngge

hàn使shǐ睁不开zhēng bu kāiyǎnshǒushìzài背后bèi hòusuǒ zhe就是jiù shì xiǎng摇摇yáoyáotóu摆掉bǎi diàoge汗珠hàn zhū不行bùxíng他们tāmen