книга

Главная » Tags » книга

Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 1

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

自序zìxù

向来xiàng láigěi自己的zìjǐ de作品zuòpǐnxiě麻烦máfanhěn立得住lì de zhùdege理由lǐyóu还有háiyǒuneyàoshuō的话dehuàdōuzàishūzhōngshuōle何必hé bìzài絮絮叨叨xù xù dāo dāo再说zài shuō夸奖kuājiǎng自己zìjǐba不好bù hǎo- 咒骂zhòumà自己zìjǐbagèng合不着hé bu zháo莫若mòruò不言不语bù yán bù yǔsuí

现代xiàndài书局shūjú嘱令zhǔlìnggěi猫城记māo chéng jì作序zuòxùtiānde难题nántí引证yǐnzhèng莎士比亚shāshìbǐyà需要xūyàofānshū记性jìxing向来xiàng láiqiáng自道zì dào身世shēnshì说起来shuō qǐlái管保guǎnbǎoyòuchòuyòucháng因为yīnwèi肚子dùzidàoyǒubàn肚子dùzi牢骚láo sāo哭哭啼啼kū kū tí tíxiàngge样子yàngzi——本来běnlái长得zhǎngdejiù十分shífēn体面tǐmiàn怎办zěn bàn

好吧hǎoba这么zhèmeshuō:《猫城记māo chéng jìshìge恶梦èmèng为什么wèi shénmexiězuìde原因yuányīn ——chīduōle可是kěshìxiědehěn不错bú cuò因为yīnwèi二姐èr jiě外甥wàishengdōuxiàngshēn大拇指dà mǔzhǐ虽然suīrán自己zìjǐhái有一点点yǒu yī diǎn diǎn不满意bù mǎnyìhěn幽默yōumò但是dàn shìchīduōle大笑dà xiào震破zhènpò肚皮dùpíháizěnzàichī不满意bù mǎnyì无法wúfǎrénwèi面包miànbāoérshēng是的shìde火腿huǒtuǐ面包miànbāo庶几乎shùjīhū

二姐èr jiěxiántài悲观bēiguān告诉gàosumāorénshìmāorén我们wǒmen不相干bù xiānggānguǎn悲观bēiguān悲观bēiguān二姐èr jiě点头diǎntóu不已bù yǐ

外甥wàishengwènshìna一派yī pàide写家xiějiā属于shǔyúna阶级jiējí代表dàibiǎonazhǒngrén讲话jiǎnghuà是否shìfǒu脊椎jǐzhuī动物dòngwù得了de liǎo多少duō shǎo稿费gǎofèigěimǎileshíjīn苹果píngguǒ堵上dǔ shang他的tādezuǐ不再bú zàiwèn乐得lè de睡大觉shuì dà jiàomèngzhōng倘有tǎng yǒu所见suǒjiàn也许yěxǔháinéngxiěběngǒuchéng ”。shìwèi

niányuègāng睡醒shuìxǐng记得jìde

1.

飞机fēijīshìsuìle

我的wǒ de朋友péngyou——自幼zì yòu同学tóngxuézhèwèikāilebàngeduōyuède飞机fēijī——liánkuàizhěngméi留下liú xià

自己zìjǐne也许yěxǔháihuózhenezěnnéngméi神仙shénxiān大概dàgài知道zhīdào顾不及gù bù jí伤心shāngxīnle

我们wǒmende目的地mùdìdìshì火星Huǒxīng按着ànzhe我的wǒ de亡友wáng yǒude计算jì suànzài飞机fēijī出险chūxiǎn以前yǐqián我们wǒmen确是què shìjìnle火星Huǒxīngde气圈qìquān那么nàmeshìluò zài火星Huǒxīngshangle假如jiǎrú真是zhēn shì这样zhèyàng我的wǒ de朋友péngyoude灵魂línghún可以kěyǐānle第一dì yīgezài火星Huǒxīngshangde中国人zhōngguóréndezhí但是dàn shìzhè到底dàodǐshì哪里nǎlǐ只好zhǐ hǎo相信xiāngxìnshì火星Huǒxīngba不是bú shìdeshì因为yīnwèi无从wúcóng证明zhèngmíngdeshì不是bú shì自然zìráncóng天文tiān wénshang可以kěyǐ断定duàn dìngzhèshìnage星球xīngqiú可怜kě lián对于duìyú天文tiān wénde知识zhīshi正如zhèngrúduì古代gǔdài埃及āijí文字wénzì一点也不yīdiǎn yě bùdǒng我的wǒ de朋友péngyou可以kěyǐ毫不háobù迟疑chí yíde指示zhǐ shì但是dàn shì……ò我的wǒ de好友hǎoyǒu自幼zì yòu同学tóngxuéde好友hǎoyǒu

飞机fēijīshìsuìlejiāng怎样zěnyàng回到huídào地球dìqiú上去shàngqugǎnxiǎng只有zhǐyǒu身上shēnshangde衣裳yī shang——suìdexiàngxiē挂着guà zhedegàn菠菜bōcài——肚子dùzide干粮gānliáng不要bú yàoshuō回去huíqude计划jìhuà就是jiù shì 怎样zěnyàngzài这里zhè lǐhuózhegǎnxiǎnga言语yányǔ不通bù tōng地方dìfang认识rènshi火星Huǒxīngshang到底dàodǐyǒu人类rénlèi相似的xiāngsì de动物dòngwù没有méi yǒu问题wèntíduōdexiàng……jiù不想bù xiǎngba;“火星Huǒxīngshangde漂流piāoliúzhě”,hái足以自慰zú yǐ zì wèime使shǐ忧虑yōulǜ减去jiǎnqù勇敢yǒnggǎnshì多么duōme不上算bù shàngsuàndeshì

zhè自然zìránshì追想zhuīxiǎng当时dāngshíde情形qíng xíngzài当时dāngshínǎo震昏zhèn hūn震昏zhèn hūndenǎo也许yěxǔhuì发生fāshēng许多xǔduō不相bù xiāng联贯liánguànde思念sīniàn已经yǐjīngdōu想不起xiǎng bu qǐle只有zhǐyǒu这些zhè xiē——怎样zěnyàng回去huíqu怎样zěnyànghuózhe——似乎sìhūzàinǎo完全wánquán清醒qīng xǐng之后zhīhòuhái记得jìdehěn真切zhēnqièxiàngbèihǎi cháoshangànláideliǎngkuài木板mùbǎnchuánquánchénle

清醒qīng xǐng过来guòlai第一dì yījiànshìshì设法shèfǎ我的wǒ de朋友péngyouduī骨肉gǔròu埋葬máizàng起来qǐlaizhǐ飞机fēijīliánkàngǎnkàn也是yěshì我的wǒ de好友hǎoyǒujiāng我们wǒmenliǎyùndào这里zhè lǐlái忠诚zhōng chéngde机器jī qì朋友péngyoudōule只有zhǐyǒuháihuózhe觉得juéde他们tāmenliǎde不幸búxìng好象hǎoxiàng都是dōu shì我的wǒ de过错guòcuòliǎnggeyǒu本事běnshìdedàodōulezhǐ留下liú xiàzhègeméi能力nénglìde傻子shǎzipiānyǒu福气fúqi多么duōme难堪nán kānde自慰zìwèi觉得juédenéng只手zhīshǒu埋葬máizàng我的wǒ de同学tóngxué但是dàn shì一定yí dìng不能bù néng飞机fēijī掩埋yǎnmáile所以suǒyǐgǎnkàn

应当yīngdāng xiānkēng但是dàn shì没有méi yǒuzhǐ呆呆dāidāidekànzhe四外sìwàicónglèi zhōngkànzhe四外sìwài为什么wèi shénme抱着bàozhetuán骨肉gǔròutòngchăng为什么wèi shénme立刻lìkè掘地jué dìzàizhǒng如梦方醒rú mèng fāng xǐngde状态zhuàngtàizhōngyǒu许多xǔduō举动jǔ dòngshì自己zìjǐ不能bù néng负责fùzéde现在xiànzàixiǎngláizhè或者huòzheshì最近zuìjìn情理qíng lǐde解释jiěshìshù

呆呆dāidāidekànzhe四外sìwài奇怪qíguài那时nàshísuǒ看见kàn jiànde记得jìde清楚qīngchu 极了jíle无论wúlùn什么时候shénme shíhouyǎn便biànnéngyòu看见kàn jiàn那些nà xiē景物jǐngwù带着dài zhe颜色yánsèzài我的wǒ de面前miànqián就是jiù shì 颜色yánsè相交处xiāngjiāo chùdeyǐng线xiàndōuhěn清楚qīngchu 只有zhǐyǒuzhège幼时yòushí初次chūcì随着suízhe母亲mǔqin祭扫jìsǎo父亲fùqinde坟墓fén mùshíde景象jǐngxiàngshì终身zhōngshēn忘不了wàng bu liǎodeliǎngzhāng图画túhuà

说不上来shuō bù shànglái特别tèbié注意到zhùyì dào什么shénmegěi四围sìwéide一切yīqiè均等jūnděngde关切guānqiède注意zhùyì”,假如jiǎrúzhèhuànéng有点yǒudiǎn意义yìyì好象hǎoxiàngzhōngdexiǎoshù任凭rènpíng雨点yǔdiǎnwǎng身上shēnshangluò luò shang一点yì diǎn叶儿yèr便biàndòngdòng看见kàn jiàn一片yīpiàn huīde天空tiānkōng不是bú shì阴天yīntiānzhèshìzhǒnghuīde空气kōngqì阳光yángguāng不能bù néngsuànqiáng因为yīnwèi觉得juédehěn但是dàn shìde并不bìng bú光亮guāngliàngzuò正比zhèngbǐ自管zìguan并没有bìng méi yǒu夺目duómùde光华guānghuá似乎sìhūnéng摸到mō dào四围sìwéide厚重hòuzhòng沉闷chén mèndehuī不是bú shìyǒu尘土chén tǔ远处yuǎn chùde东西dōngxikàndehěn清楚qīngchu 决不jué bùxiàngyǒu风沙fēngshā阳光yángguāng好象hǎoxiàngzàizhèhuīzhōng折减zhéjiǎnle而后érhòusànyún所以suǒyǐ处处chùchùshìhuīde处处chùchù还有háiyǒuliàngzhǒngyínhuīde宇宙yǔzhòu中国Zhōngguó北方běifāngzàixiàhàn的时候de shíhou天上tiān shàngzhecéngméi作用zuòyòngdehuīyún阳光yángguāngzhējiǎnle一些yì xiē可是kěshì温度wēndù还是háishigāo便biàn有点yǒudiǎnde相似xiāngsì不过bú guòdedehuīgèng暗淡àndàn一些yì xiēgèng低重dīzhòng一些yì xiēhuīchóngdeyún好象hǎoxiàng紧贴jǐn tiēzhe我的wǒ deliǎn豆腐房dòufu fángzài夜间yè jiānchǔmǎnle只有zhǐyǒuzhǎnyóudēngzàizhōngsànzhediǎnguǐ guāng便是biàn shìzhège宇宙yǔzhòude雏形chúxíngzhèzhǒng空气kōngqì使shǐ觉着juézhe自在zìzài远处yuǎn chù有些yǒuxiēxiǎoshān 也是yěshìhuīde天空tiānkōnggèngshēn一些yì xiē因为yīnwèi不是bú shì没有méi yǒu阳光yángguāngxiǎoshān shangshìhuī带着dài zhexiēdànhóng好象hǎoxiàng脖子bózishangdecǎishǎn

huīdeguó记得jìde这样zhèyàngxiǎng虽然suīrán那时nàshí并不bìng bú知道zhīdào那里nàliyǒu国家guójiā没有méi yǒu

cóng远处yuǎn chù收回shōuhuí 眼光yǎn guāng看见kàn jiàn一片yīpiàn 平原píng yuánhuīde没有méi yǒushù没有méi yǒu房子fángzi没有méi yǒu田地tiándìpíngpíngpíngde讨厌tǎoyàn地上dì shangyǒucaǒdōuzhe地皮dìpí长着zhǎng zhe叶子yèzihěn可是kěshì没有méi yǒu竖立shùlìde梗子gěngzi土脉tǔmài不见得bú jiàn de肥美féiměixiǎng为什么wèi shénme种地zhòng dìne

yuǎn飞起fēiqǐzhǐyīng似的shìdeniǎohuīde只有zhǐyǒu尾巴wěibashìbáidezhè几点jǐ diǎnbáide尾巴wěibagěizhèquánhuīde宇宙yǔzhòu一点yì diǎn变化biànhuà可是kěshì并不bìng bú减少jiǎnshǎo惨淡cǎndàn蒸郁zhēngyùde气象qìxiàng好象hǎoxiàngzàiyīnde天空tiānkōngzhōngfēizhepiànzhǐqián

yīngniǎoxiàng这边zhè biānfēi过来guòlaikànzhekànzhe心中xīnzhōng忽然hūrándòng它们tāmen看见kàn jiànle我的wǒ de朋友péngyouduī……远处yuǎn chùyòufēi起来qǐlaizhǐle本能běn néngdexiàngdexiàzhǎo没有méi yǒutiěqiāoliángēngùn没有méi yǒu不能bù néng求救qiújiùzhǐ飞机fēijīleyǒugēntiěgùn可以kěyǐ慢慢mànmàndegekēng但是dàn shìniǎo已经yǐjīngzàitóushang盘旋pán xuánle不顾bú gùdezàikàn可是kěshì觉得出juéde chū它们tāmenshìyuèfēiyuè它们tāmende啼声tí shēngzhǒngchángérjiānde啼声tí shēngshìjiùzài我的wǒ detóushang顾不得gù bu dezhǎo便biàn扯住chězhù飞机fēijīdekuài说不清shuō bù qīngshìna部分bùfenfēngle似的shìdewǎngxiàchě鸟儿niǎor下来xiàlaizhǐ拼命pīnmìngdehǎnleshēngdeyìngchìchànlechànliǎngtuǐjiāng落地luò dìbái尾巴wěibagõuyòu飞起fēiqǐlezhège飞起fēiqǐleyòuláileliǎngsānzhǐdōuxiàng喜鹊xǐquèdezhùxiē食物shíwù那样nàyàngjiàozhe上面shàngmian那些nà xiēzhǐde啼声tí shēnggèngchángle好象hǎoxiàng哀求āiqiú下面xiàmiandeděng 它们tāmenděng 末了mòliǎo,“zhādeshēngquán下来xiàlailechě飞机fēijī手心shǒuxīn niánle一定yí dìngshìliúlexuè可是kěshì觉得juédeténgchěchěchě没用méiyòng扑过pūguo它们tāmenyòngjiǎohǎnzhe它们tāmen伸开shēnkāi翅膀chìbǎngxiàng四外sìwàiduǒ但是dàn shì没有méi yǒu飞起fēiqǐde意思yìsiyǒuzhǐzàiduī……shangzhuólekǒu我的wǒ de眼前yǎnqiánmàolehóngguāng扑过pūguoyàoyòngshǒuzhuā只顾zhǐ gùzhuāzhèzhǐ其余qí yúde那些nà xiēhuán攻上来gōng shàngláileyòuluàn起来qǐlai它们tāmen扎扎zhāzhādejiàoshēnzheyìngchìwǎng四外sìwàiduǒ只要zhǐ yào我的wǒ detuǐwǎng回收huí shōu它们tāmen便biànhóngzheyǎn攻上来gōng shànglái而且érqiě攻上来gōng shànglái之后zhīhòuyuànzài退tuì有意yǒuyìyàozhuó我的wǒ dejiǎole

忽然hūránxiǎng起来qǐlaiyāozhōngyǒuzhī手枪shǒu qiānggāng立定lìdìngyàozhǐqiāng什么时候shénme shíhouláide前面qiánmianjiùyǒuyuǎnzhànzheqúnrén一眼yì yǎn便biàn看清kànqīngmāoliǎnderén

Предисловие.

Я никогда не писал предисловий к своим произведениям. Боюсь излишних хлопот – очень основательная причина. Зачем еще говорить, если все уже сказано в книге, к чему еще эта пустопорожняя болтовня? Вдобавок, хвалить себя – нехорошо, ругать же – тем более ни к чему. Уж лучше промолчать, и будь что будет.

Но в этот раз издатель приказал написать для «Записок о кошачьем городе» предисловие. Неподъемная задача! Чтобы процитировать Шекспира, нужно листать книги; а память никогда не была моим сильным местом. Самому рассказывать о своем прошлом – гарантированно выйдет и дурно, и длинно, потому что внутри точно засело много недовольства. Плакать без остановки – тоже не то, так как и изначально-то не очень у меня с репутацией. Что же делать?

Ну ладно, скажем так, «Записки о кошачьем городе» - это дурной сон. Зачем же нужно было его написать? Самая большая причина – переел. Однако написал неплохо. Потому как старшая сестра и племянник оба оценили и подняли большой палец. Хотя я ещё чуть-чуть недоволен. Не очень смешно. Но если, объевшись, сильно смеяться, то как дальше есть с лопнувшим животом? Невозможно, никак. Человек не для хлеба живет, да. Может, все-таки для бутерброда с мясом?

Сестра недовольна мрачностью, я ей объяснил, люди-кошки есть люди-кошки, к нам отношения не имеют. Ну мрачно и мрачно, что такого? Сестра покивала головой.

Племянник спрашивал, какого направления я литератор? Какова моя классовая принадлежность? Точку зрения каких людей выражаю? Позвоночные ли животные? Какой получу гонорар? Я купил ему 5 килограмм яблок – заткнуть ему рот. Он больше ничего не спрашивал. А я обрадовался и пошел спать. Если увижу сон, возможно, смогу написать «Записки о собачьем городе». Вот и готово предисловие.

Какой год, месяц и день – только что проснулся – не очень помню.

 

 

1.

Межпланетный корабль разбился.

От моего старого школьного товарища, который больше полумесяца правил этим кораблем, осталось лишь нечто бесформенное. А я, видимо, жив. Как случилось, что я не погиб? Может быть, это знают волшебники, но не я.

Мы летели к Марсу. По расчетам моего покойного друга, наш корабль уже вошел в сферу притяжения Марса. Выходит, я достиг цели? Если это так, то душа моего друга может быть спокойной: ради чести оказаться первым китайцем на Марсе стоит и умереть! Но на Марс ли я попал? Могу лишь строить догадки, никаких доказательств у меня нет. Конечно, астроном определил бы, что это за планета, но я, к сожалению, понимаю в астрономии ничуть не больше, чем в древнеегипетских письменах. Друг, без сомнения, просветил бы меня... Увы! Мой добрый старый друг...

Корабль разбился. Как же я теперь вернусь на Землю? В моем распоряжении одни лохмотья, похожие на сушеный шпинат, да остатки еды в желудке. Дай бог как-то выжить здесь, не то что вернуться. Место незнакомое, и вообще неизвестно, есть ли на Марсе существа, похожие на людей. Но стоит ли подрывать свою смелость печалью? Лучше успокаивать себя мыслью, что ты "первый скиталец на Марсе"...

Конечно, все это я передумал уже потом, а тогда у меня очень кружилась голова. Рождались какие-то обрывочные мысли, но я помню только две: как вернуться и как прожить. Эти мысли сохранились в моем мозгу, словно две доски от затонувшего корабля, прибитые волной к берегу.

Итак, я пришел в себя. Первым делом нужно было похоронить останки моего бедного друга. На обломки корабля я даже не решался смотреть. Он тоже был моим добрым другом - верный корабль, принесший нас сюда... Оба моих спутника погибли, и я чувствовал себя так, будто сам виноват в их смерти. Они были нужны и полезны, но погибли, оставив жить меня, беспомощного. Дуракам счастье - какое это печальное утешение! Друга я похороню, пусть мне придется копать могилу голыми руками. Но что делать с останками корабля? Я не смел взглянуть на них...

Нужно было копать могилу, а я лишь тупо сидел и сквозь слезы глядел по сторонам. Поразительно, но все, что я тогда увидел, я помню до мельчайших подробностей, и, когда бы я ни закрыл глаза, передо мной снова встает знакомый пейзаж со всеми красками и оттенками. Только одну картину я помню так же отчетливо: могилу отца, на которую я впервые пошел в детстве вместе с матерью. Теперь я смотрел на все окружающее с испугом и растерянностью, точно маленькое деревце, каждый листочек которого чутко вздрагивает под ударами дождевых капель.

Я видел серое небо. Не пасмурное, а именно серое. Солнце грело весьма сильно - мне было жарко, - но его свет не мог соперничать с теплом, и мне даже не приходилось зажмуривать глаза. Тяжелый, горячий воздух, казалось, можно было пощупать. Он был серым, но не от пыли, так как я видел все далеко вокруг. Солнечные лучи словно растворялись во мгле, делая ее чуть светлее и придавая ей серебристо-пепельный оттенок. Это было похоже на летнюю жару в Северном Китае, когда по небу плывут сухие серые облака, но здесь воздух был еще мрачнее, тяжелее, унылее и словно прилипал к лицу. Миниатюрным подобием этого мира могла бы служить жаркая сыроварня, в которой мерцает только огонек масляной лампы. Вдалеке тянулись невысокие горы, также серые, но более темные, чем небо. На них виднелись розовые полоски, точно на шее дикого голубя.

"Какая серая страна!" - подумал я, хотя еще не знал тогда, страна ли это, заселена ли она какими-нибудь существами. На серой равнине вокруг не было ни деревьев, ни домов, ни полей - одна гладкая, тоскливо ровная поверхность с широколистной, стелющейся по земле травой. Судя по виду, почва была тучной. Почему же на ней ничего не сеют?!

Невдалеке от меня летали серые птицы с белыми хвостами, напоминавшие коршунов. Белые пятна их хвостов вносили некоторое разнообразие в этот мрачный мир, но не делали его менее унылым. Казалось, будто в пасмурное небо бросили пачку ассигнаций.

Коршуны подлетели совсем близко. Я понял, что они почуяли останки моего друга, заволновался и начал искать на земле какой-нибудь твердый предмет, но не нашел даже ветки, "Надо пошарить среди обломков корабля: железным прутом тоже можно вырыть яму!" - подумал я. Птицы уже кружили над моей головой, опускаясь все ниже и издавая протяжные, хищные крики. Искать было некогда, я подскочил к обломкам и, словно безумный, начал отрывать какой-то кусок - не помню даже от чего. Одна из птиц села. В ответ на мой вопль ее жесткие крылья задрожали, белый хвост взметнулся вверх, а когти снова оторвались от земли. Однако на смену спугнутой птице прилетели две или три другие с радостным стрекотом сорок, нашедших вкусную еду. Их собратья, летавшие в воздухе, закричали еще протяжнее, словно умоляя подождать, и вдруг все разом сели. Я тщетно пытался отломить кусок от исковерканного корпуса; по моим рукам текла кровь, но я не чувствовал боли. Накинувшись на коршунов, я стал кричать, пинать их ногами. Птицы разлетелись, но одна все-таки успела клюнуть человеческое мясо. С этого момента они перестали обращать внимание на мои пинки: только норовили клюнуть мою ногу.

Я вспомнил, что в кармане у меня лежит пистолет, судорожно нащупал его и вдруг - что за наваждение! - в каких-нибудь семи-восьми шагах от себя увидел людей с кошачьими мордами!

Лао Шэ - Развод, Глава первая (1-2)

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

zhāngshì一切yīqièréndezǒng以为yǐwéi他的tāde父亲fùqinděiguǎnjiào他的tāde味儿wèirjiù这么zhème

zhāng一生yì shēngsuǒyào完成wánchéngde神圣shén shèng使命shǐ mìngzuò媒人méirén反对fǎnduì离婚lí hūnzài他的tādeyǎnzhōngfánwèi姑娘gūniangzhě必有bìyǒuge相当xiāngdāngde丈夫zhàngfufánwèi小伙子xiǎohuǒzizhě必有bìyǒuge合适héshìde夫人fū renzhè相当xiāngdāngde人物rénwùdōuzài哪里nǎlǐnezhāngdequánshēn整个儿zhěnggèrshì显微镜xiǎn wēi jìngjiān天平tiānpíngzài显微镜xiǎn wēi jìngxià发现fāxiànlewèi姑娘gūniangliǎnshangyǒuge麻子mázi立刻lìkèjiùhuìzài人海rénhǎi之中zhīzhōng 找到zhǎodàowèi男人nánrén说话shuō huà有点yǒudiǎn结巴jiēbahuòshì眼睛yǎnjing有点yǒudiǎn近视jìnshìzài天平tiānpíngshang麻子mázi近视jìnshìyǎn恰好qiàhǎoliǎngxiāng抵销dǐxiāo上等shàngděng婚姻hūn yīn近视jìnshìyǎn容易róngyì忽略hūlüèle麻子máziér小姐xiǎojiě当然dāngrán 不肯bùkěn催促cuīcù丈夫zhàngfupèi眼镜yǎnjìng马上mǎshàng进行jìnxíng双方shuāng fāng——假如jiǎrúyǒu必要bìyào——交换jiāohuàn像片xiàngpiànzhǐ成功chénggōng不准bù zhǔn失败shībài

自然zìránzhāngde天平tiānpíng不能bù néngjiù这么zhème简单jiǎndān年龄niánlíng长像zhǎngxiàng家道jiādào性格xìnggé八字bāzìdōu细细xìxì测量cèliángguode终身zhōngshēn大事dà shì岂可qǐkě马马虎虎mǎmǎhūhū因此yīncǐ亲友qīnyǒujiānyǒujīngzhāngwèiméiér结婚jiéhūnzhězhǐpàizhāngsǎo道喜dàoxǐ自己zìjǐ决不jué bù参观cānguān婚礼hūnlǐ——kànzhe伤心shāngxīn,zhè决不是jué bú shì出于chū yú嫉妒jí dù而是érshì善意shànyìde觉得juéde这样zhèyàngde结婚jiéhūn即使jíshǐ过得去guòdeqù不是bú shì上等shàngděng婚姻hūn yīnzàizhāngde天平tiānpíngshangshì没有méi yǒu半点bàndiǎn将就jiāng jiù凑合còu hede

离婚lí hūnzhāngkàn没有méi yǒu别的biéde4. 原因yuányīn 完全wánquán因为yīnwèi媒人méirénde天平tiānpíng不准bù zhǔnjīng介绍jièshàoérchéngjiādehái没有méi yǒugenàoguo离婚lí hūndeliánguozhège意思yìside没有méi yǒuxiǎoliǎngkǒu打架dǎ jiàchǎozuǐ什么的shénmedeshìlìng一回事yì huí shì夫妻fūqībǎiēnài抓破zhuāpòle鼻子bízi打青dǎ qīngleyǎn离婚lí hūnháichàzhewànduō里地lǐdìyuǎndehěnne

至于zhìyú自由zìyóu结婚jiéhūnhēng离婚lí hūnshìjiànshìdeliǎngduān——根本gēnběn没有méi yǒushangguo天平tiānpíngzhèlèide喜事xǐshiliánzhāngsǎo致贺zhìhèzhǐpàirénsòngduì喜联xǐlián——虽然suīránxiěde挽联wǎnlián不同bùtóngchàhěnduō

介绍jièshào婚姻hūn yīnshì创造chuàngzào消灭xiāo miè离婚lí hūnshì艺术yìshù批评pīpíngzhāng虽然suīránméi这么zhème明说míngshuō可是kěshìquèyǒuzhèfān意思yìsi媒人méirénde天平tiānpíng不准bù zhǔnshì离婚lí hūnde主因zhǔyīn所以suǒyǐ打算dǎsuàn大事化小dà shì huà xiǎo小事化无xiǎo shì huà wú必须bìxū从新cóngxīnyòng他的tāde天平tiānpíng估量gūlianghuí细细xìxì加以jiāyǐ分析fēnxī然后ránhòu设法shèfǎ双方shuāng fāng重量zhòngliàng不等bùděng之处zhī chù加上jiāshàngxiē砝码fǎmǎ便biànnéng一天yì tiānyúnsànméishìduī家庭jiātíng免于miǎnyú离散lísàn律师lǜshīzhǐděi干瞪眼gān dèng yǎn——zhāngde朋友péngyouzhōng没有méi yǒuguà律师lǜshī牌子páizide只有zhǐyǒu创造chuàngzàojiāpèi批评pīpíng艺术yìshù只有zhǐyǒu真正zhēnzhèngde媒人méirénhuì消灭xiāo miè离婚lí hūnzhāng往往wǎngwǎngshì打倒dǎdǎo原来yuánláide媒人méirén进而jìn’érwèiyàodào法厅fǎtīngde夫妇fūfùde调停者tiáotíngzhě及至jízhì言归于好yán guī yú hǎo之后zhīhòu夫妻fūqī便biàn否认fǒurèn第一dì yīde介绍jièshàorénérzhāngwèi地道dìdaodeméi一辈子yí bèizi感谢gǎnxiè不尽bùjìn这样zhèyàngyóu批评者pīpíngzhěde地位dìwèiréng回到huídào创造chuàngzàojiāde宝座bǎozuò上去shàngqu

shūzuì适宜shì yízuò媒人méirénzhāng媒人méirénshì同一tóngyī意义yìyì。“zhāngláile,”zhèshēng出去chūqu无论wúlùnzàinage家庭jiātíng姑娘gūniangmen便biànhóngzheliǎnduǒdào僻静pìjìng地方dìfangtīng自己的zìjǐ de心跳xīn tiàoméiérméide家庭jiātíng——除了chú leyǒu丧事sāngshì——见不着jiàn bu zháo他的tāde足迹zújì来过láiguò érzàishítiān之内zhī nèi没有méi yǒuzàiláijiāhuìyǒubàn;ge枕头zhěntoubèi湿shīlede他的tāde势力shì lishì操纵cāo zòngzhe人们rén mende心灵xīn líng就是jiù shì jiāzhōngyǒu五十wǔshísuì lǎo姑娘gūniangde欢迎huānyínglái即使jíshǐhūnshì无望wúwàng可是kěshìměiláizǒng有人yǒu rén发灰fāhuīde生命shēngmìnglüè加上jiāshàngxiē玫瑰méigui色儿sèr

èr

zhāngshìge博学bóxuéderén自幼zì yòu便biàn出经入史chū jīng rù shǐ似乎sìhūguo结婚jiéhūndeài》。必须bìxū读书dú shūhǎo证明zhèngmíng自己的zìjǐ de意见yìjiàn 怎样zěnyàng妥当tuǒ dang长着zhǎng zheduì阴阳眼yīnyáng yǎnzuǒyǎnde上皮shàngpí特别tèbiécháng永远yǒngyuǎn眼珠yǎnzhū囚禁qiújìnzhebàn;yòuyǎn没有méi yǒu特色tèsè一向yí xiàngshì照常zhàocháng办公bàngōngzhèzhǐzuǒyǎn便是biàn shì细密xìmìdexiǎo筛子shāiziyòuyǎnsuǒsuǒjiànde一切yīqièdōuyào经过jīngguòzhèbàn;dezuǒ筛过shāiguòfān——bèi囚禁qiújìndebàn;ge眼珠yǎnzhūshìxiàngnèikànzhe自己的zìjǐ dexīnde这样zhèyàng无论wúlùn什么shénme自己的zìjǐ de意见yìjiàn 总是zǒngshìzuì妥善tuǒshànde意见yìjiàn 不合bùhé之处zhī chù随时suí shíbèizuǒyǎngěishāi下去xiàqule

zhègexiǎo筛子shāizishì天赐tiāncìde珍宝zhēnbǎozhāngzhǐduìtiān生来shēngláide优越yōu yuè有点yǒudiǎn骄傲jiāo’ào此外cǐwàishì谦卑qiānbēi和蔼hé ǎide化身huàshēn凡事fánshìjīngxiǎo筛子shāizishāi永不yǒngbùhuì走到zǒudào极端jí duān上去shàngquzǒu极端jí duānshì使shǐ生命shēngmìng失去shīqù平衡pínghéngéryào平地píngdì摔跟头shuāigēntoudezhāngzuì喜欢xǐhuan摔跟头shuāigēntou他的tāde衣裳yī shang帽子màozi手套shǒutào烟斗yāndǒushǒuzhàngquánshì摩登módēngrényòngguo半年bànniánduōér顽固wángùlǎo还要háiyàozài思索sī suǒsānliǎnggeyuècáigǎnyòng的时候de shíhoude样式yàngshi风格fēnggéjiùhǎozuò社会shèhuìde骆驼桥luòtuo qiáozhāngde服装fúzhuāng打扮dǎbanshìjiàochē行人xíngrén一看yí kàn便biàn放慢fàngmànxiē脚步jiǎobùyòu不是bú shì完全wánquán停住tíngzhùzǒu

tīngzhāngde没错méicuò!”凡是fánshìzhāngjiā亲友qīnyǒuyàobàn喜事xǐshideshǎoyǒu这么zhèmeshuōdecǎi汽车qìchēlìngfàngzuòxiǎo轿jiàoshìzhāngde发明fāmíngyòngcǎi汽车qìchē迎娶yíngqǔshì公认为gōng rènwéi可以kěyǐ行得通xíngdetōngdeshì不过bú guò姑娘gūniang一辈子yí bèiziméizuòguo花轿huājiào大小dàxiǎoshìge缺点quēdiǎn况且kuàngqiězuò汽车qìchēzàiménwàixiàchē闲杂人等xián zá rén děng不干不净bù gān bù jìngdedōu等着děngzhekàn新人xīnrén不合bùhé体统tǐtǒnghái什么shénme吉祥jí xiáng吉祥jí xiáng汽车qìchēlìngfàngxiǎo轿jiào没有méi yǒuzài好的hǎo de办法bànfǎzhāngde主意zhǔyì汽车qìchēdàole门口ménkǒupāi个人gèrénbānchūdǐng轿jiào闲杂人等xián zá rén děng只有zhǐyǒu干瞪眼gān dèng yǎn除非chú fēi自己zìjǐ结婚jiéhūncóng看见kàn jiàn新娘子xīn niángzide面目miànmùzhè顺手shùnshǒu就是jiù shì zhǒngàide教育jiàoyùzhǒng暗示àn shìzhǐ有一次yǒu yí cìzài夏天xiàtiān新娘子xīn niángzishìyóu轿jiào倒出dàochūláide因为yīnwèi已经yǐjīng昏过去hūn guòqu所以suǒyǐ现在xiànzài就是jiù shì zài秋天qiūtiāncǎi汽车qìchēshangdǐngzǒnghǎoliǎnggediàn shàn还是háishizhāngde发明fāmíng不经一事,不长一智bù jīng yī shì, bù zhǎng yī zhì

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

Чжан Дагэ – всем и каждому брат. Должно быть, и родной отец звал его братом, да и как иначе его назвать?

Священная миссия Чжана – сватать людей и бороться с разводами. Пусть у каждой девушки, думает Чжан Дагэ, будет подходящий муж, а у каждого парня – подходящая жена. Но где их най-ти, этих подходящих? И тут Чжан Дагэ вполне заменяет микроскоп и весы. Увидит девушку с ря-бинками и тотчас в человеческом море отыщет ей пару, какого-нибудь заику или близорукого. Мысленно положит их на весы – один уравновешивает другого. Чем не пара? Близорукий не за-метит рябинок, а девушка не будет торопить его с покупкой очков. И без промедления – если, ко-нечно, в том есть необходимость – стороны обмениваются фотографиями. Дело в шляпе!

Только весами быть не так просто. Нужно тщательно взвесить все: возраст, внешность, ха-рактер, гороскоп. Можно ли относиться столь безответственно к такому важному делу, как брак? Ведь это на всю жизнь. И если кто-нибудь из родственников или друзей обходится без его услуг, Чжан Дагэ, чтобы не огорчаться, не участвует в свадебной церемонии, а посылает с поздравле-ниями жену. Но не из-за обиды – просто он понимает, что такой брак нельзя считать браком выс-шего сорта, поскольку жених и невеста не побывали на весах Чжан Дагэ.

Разводы, Чжан Дагэ уверен, происходят лишь по одной причине – из-за неточных весов сва-хи. Ни один брак, устроенный но его рекомендации, не кончался разводом. Даже речи об этом не было. Поссорятся молодые, поругаются – ничего особенного. Одна ночь вместе – счастье на всю жизнь. Милые бранятся – только тешатся. Расквашенный нос, подбитый глаз – не велика беда, главное, чтобы не дошло до развода.

Бывает еще свободный брак, но это такая же крайность, как и развод. Тут никто ничего не взвешивает. На такие свадьбы даже госпожа Чжан не ходит. Чжан Дагэ посылает кого-нибудь другого со «счастливыми надписями», хотя вместо них охотно послал бы «траурные полотнища .

Если устройство брака – истинное творчество, то предотвращение развода – критика. Чжан Дагэ не говорил этого, но думал именно так. Из-за неточных весов свахи некоторые люди реша-ются расстроить такое важное дело, как брак. В этом случае необходимо все снова проанализиро-вать, взвесить и на одну из чаш добавить гирю, для равновесия; тучи рассеются, дело будет ула-жено, семья сохранена. Юристы могут лишь изумляться: никто из друзей Чжан Дагэ не получал повестки в суд. Лишь настоящему художнику дано право критиковать искусство, только настоя-щая сваха в силах предотвратить развод. Чжан Дагэ всегда удается посрамить прежнюю сваху и помирить супругов, которые собираются идти в суд. После примирения супруги навсегда забывают о своей прежней свахе и не перестают выражать, благодарность Чжан Дагэ. Таким образом из критика он превращается в творца.

Чжан Дагэ в представлении людей тот же сват. Когда говорят: «Дядюшка Чжан пришел!» – девушки прячутся в укромный уголок и прислушиваются к биению своего сердца. И если после этого Чжан Дагэ не появляется самое большее десять дней, в доме не обходится без слез.

Чжан Дагэ – хозяин человеческих сердец. Даже пожилые женщины радуются его приходу, он вносит в их однообразную жизнь аромат юности. В семьях, где нет сыновей или дочерей, Чжан Дагэ – ред-кий гость, если не считать похорон.

2

Чжан Дагэ – человек ученый, он с детства много читал, кажется, прочел даже «Брак и лю-бовь» , но читает он лишь затем, чтобы лишний раз убедиться, насколько его суждения совер-шеннее тех, которые он находит в книгах. Глаза у него как у волшебника. Левый наполовину при крыт и служит ситом. Тщательно просеивает все, что видит правый, ибо читает в душе Чжан Дагэ и отсеивает все, что противоречит его мнению.

Это маленькое сито – дар, посланный Чжан Дагэ самим небом. И хотя Чжан Дагэ – вопло-щение скромности и деликатности, он гордится этим даром. Сито спасает от крайностей, что очень важно для сохранения равновесия, – по крайней мере, не свернешь шею на ровном месте: этого Чжан Дагэ пуще всего боится. Его одежда, шляпа, перчатки, трубка, трость – в меру модные, но вряд ли приверженец старых устоев решится ими воспользоваться. Одет он не кричаще, но обращает на себя внимание. «Слушайте Чжан Дагэ! Не ошибетесь!» Мало кто из друзей и знакомых Чжан Дагэ, собирающихся вступить в брак, не произносил этих слов. Маленький паланкин в свадебной машине – это изобретение Чжан Дагэ. Невесту теперь обычно встречают на автомобиле, – выходит, девушка так и не посидит в свадебном паланкине. Это, конечно, упущение. И опять, же, когда машина подъезжает к воротам, собирается толпа зевак, жаждущих поглазеть на невесту. Это не совсем прилично, не говоря уже о том, что не к добру. Самое лучшее – поставить в машину небольшой паланкин. Вот до чего додумался Чжан Дагэ! Машина подъезжает к дому, раз – и паланкин выносят. Зеваки остаются с носом: придется теперь самим жениться или выйти замуж, тогда узнают, как выглядит невеста. Кроме того, это наглядный урок для влюбленных, как бы намек. Правда, однажды летом невеста вывалилась из паланкина – хлопнулась в обморок от жары. Поэтому теперь даже осенью в машине работают два вентилятора. Это тоже изобретение Чжан Дагэ. Беда научит.

Маленький принц, главы 1-3

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

qǐng孩子háizimen原谅yuánliàngzhèběnshū献给xiàngěilege大人dàrényǒuge正当zhèngdāngde理由lǐyóuzhège大人dàrénshìzài世界上shìjiè shangzuì好的hǎo de朋友péngyou还有háiyǒulìngge理由lǐyóuzhège大人dàrén什么shénmedōudǒng即使jíshǐ儿童értóng读物dúwùdǒng还有háiyǒusānge理由lǐyóuzhège大人dàrén住在zhù zài法国fǎguózài那里nàlirěndòngái饿èhěn需要xūyào有人yǒu rén安慰ānwèi要是yàoshi这些zhè xiē理由lǐyóuháigòu充分chōngfènjiùzhèběnshū献给xiàngěizhège大人dàrén曾经céngjīngzuòguode孩子háiziměirén大人dàrén都是dōu shìcóngzuò孩子háizi开始kāishǐde。(然而rán ér记得jìdezhèshìde又有yòuyǒugene?)因此yīncǐ我的wǒ de献词xiàncí改为gǎiwéi

献给xiàngěi还是háishixiǎo男孩nánháishíde莱翁lái wēng·维尔特wéi ěr tè

★ ★ ★ ★ ★

I

dānghái只有zhǐyǒuliùsuì 的时候de shíhouzàiběn描写miáoxiě原始yuán shǐ森林sēnlínde名叫míng jiào真实zhēnshíde故事gùshì deshūzhōng看到kàn dàole精彩jīngcǎide插画chāhuàhuàdeshìtiáo蟒蛇mǎngshé正在zhèngzài吞食tūnshízhīshòutóushang就是jiù shì huàde摹本móběn

zhèběnshūzhōngxiědào:“这些zhè xiē蟒蛇mǎngshé它们tāmende猎获物lièhuòwù不加bù jiā咀嚼jǔ juéde囫囵húlún吞下tūn xià尔后ěrhòujiù不能bù néngzài动弹dòngtanle它们tāmenjiùzàichángchángdeliùgeyuède睡眠shuìmiánzhōng消化xiāohuà这些zhè xiē食物shíwù。”

当时dāngshíduì丛林cónglínzhōngde奇遇qíyùxiǎngdehěnduō于是yúshìyòng彩色cǎi sè铅笔qiān bǐhuàchūle我的wǒ de第一dì yī图画túhuà我的wǒ de第一dì yīhào作品zuòpǐnshì这样zhèyàngde

我的wǒ dezhè杰作jiézuògěi大人dàrénkànwèn他们tāmen我的wǒ dehuà是不是shì bú shìjiào他们tāmen害怕hàipà

他们tāmen回答huídáshuō:“dǐng帽子màoziyǒu什么shénme可怕kěpàde?”

huàde不是bú shì帽子màozishìtiáo巨蟒jù mǎngzài消化xiāohuàzhetóu大象dàxiàng于是yúshìyòu巨蟒jù mǎng肚子dùzide情况qíngkuànghuàle出来chūlái以便yǐ biànràng人们rén men能够nénggòukàndǒng这些zhè xiē大人dàrén总是zǒngshì需要xūyào解释jiěshì我的wǒ deèrhào作品zuòpǐnshì这样zhèyàngde

人们rén menquàn这些zhè xiē画着huàzhekāizhe肚皮dùpídehuò闭上bì shang肚皮dùpíde蟒蛇mǎngshéde图画túhuàfàngzài一边yì biān还是háishi兴趣xìngqùfàngzài地理dìlǐ历史lìshǐsuànshù语法yǔfǎshang就这样jiùzhèyàngzàiliùsuì deniánjiù放弃fàngqìledāng画家huàjiāzhèměi好的hǎo de职业zhíyè我的wǒ de第一dì yīhàoèrhào作品zuòpǐnde成功chénggōng使shǐle这些zhè xiē人们rén menkào他们tāmen自己zìjǐ什么也shénme yě弄不懂nòng bu dǒng还得hái děi老是lǎoshì不断bú duàndegěi他们tāmenzuò解释jiěshìzhèzhēnjiào孩子háizimen腻味nìwei

后来hòulái只好zhǐ hǎo选择xuǎnzéle另外lìngwàige职业zhíyè学会xuéhuìlekāi飞机fēijī世界shìjiè各地gèdì差不多chà bu duōdōu飞到fēi dàoguo的确díquè地理dìlǐxuébānglehěndemáng一眼yì yǎnjiùnéng分辨fēnbiànchū中国Zhōngguó亚里桑那yàlǐsāngnà要是yàoshi夜里yè lǐ迷失míshīle航向hángxiàngzhèshìhěn有用yǒuyòngde

这样zhèyàngzài我的wǒ de生活shēnghuózhōnggēn许多xǔduō严肃yánsùderényǒuguohěnduōde接触jiē chùzài人们rén men中间zhōngjiān生活shēnghuóguohěn长时间cháng shíjiān仔细zǐxìde观察guāncháguo他们tāmendànzhè并没有bìng méi yǒu使shǐduì他们tāmende看法kànfǎyǒu多大duōdàde改变gǎibiàn

dāng遇到yùdàoge头脑tóunǎo看来kànlái稍微shāowēi清楚qīngchu de大人dàrénshíjiù拿出náchū一直yìzhí保存bǎocùnqīzhede第一dì yīhào作品zuòpǐnlái测试cèshìshìxiǎng知道zhīdào是否shìfǒu真的zhēndeyǒu理解lǐjiě能力nénglì可是kěshì得到dédàode回答huídá总是zǒngshì:“zhèshìdǐng帽子màozi。”jiùtán巨蟒jù mǎngya...原始yuán shǐ森林sēnlínya...或者huòzhexīng xīng zhīlèideshìzhǐde迁就qiān jiù他们tāmende水平shuǐpíng他们tāmentánxiē桥牌qiáopáiya...高尔夫球gāoěrfū qiúya...政治zhèngzhìya...领带lǐngdàiya...这些zhè xiē于是yúshì人们rén menjiù十分shífēn高兴gāoxìngnéng认识rènshi这样zhèyàngge通情达理tōngqíng dálǐderén

II

就这样jiùzhèyàng孤独gūdúde生活shēnghuózhe没有méi yǒugenéng真正zhēnzhèng谈得来tán de láderén一直到yìzhí dàoliùniánqiánzài撒哈拉sāhālā沙漠shāmòshang发生fāshēngle故障gù zhàng我的wǒ de发动机fādòngjī yǒuge东西dōngxi损坏sǔn huàile当时dāngshí由于yóuyú没有méi yǒudài机械师jīxièshī没有méi yǒudài旅客lǚkèjiù试图shì tú独自dúzì完成wánchéngzhège困难kùnnan de维修wéixiū工作gōngzuòzhèduì来说lái shuōshìgeshēngde问题wèntí随身suí shēndàideshuǐzhǐgòu饮用yǐnyòng星期xīngqī

第一dì yītiān晚上wǎnshangjiùshuìzàizhè远离yuǎn lí人间烟火rénjiān yānhuǒde沙漠shāmòshang大海dà hǎi zhōngzàixiǎo木排mùpáishangde遇难者yùnànzhě还要háiyào孤独gūdúdeduōérzàièrtiān拂晓fúxiǎodāngge奇怪qíguàidexiǎo声音shēngyīn叫醒jiàoxǐng的时候de shíhou你们nǐmen可以kěyǐ想见xiǎngjiàn当时dāngshíshì多么duōme吃惊chījīng, zhè小小的xiǎoxiǎode声音shēngyīn说道shuōdào

qǐnggěihuàzhīyánghǎoma?”

a!”

gěihuàzhīyáng……”

xiàngshì受到shòudào惊雷jīngléi轰击hōngjī一般yì bān一下子yí xiàzijiù站立zhànlì起来qǐlai使劲shǐjìnderóuleróu眼睛yǎnjing仔细zǐxìdekànlekàn看见kàn jiànge十分shífēn奇怪qíguàide小家伙xiǎo jiāhuo严肃yánsùdecháo凝眸níngmóuwàngzhezhèshì后来hòuláigěihuà出来chūláidezuì好的hǎo de画像huàxiàng可是kěshì我的wǒ dehuà当然dāngrán yào本人běnrénde模样múyàng 逊色xùnsèdeduōzhè不是bú shì我的wǒ de过错guòcuòliùsuì shí人们rén men使shǐduì我的wǒ de画家huàjiā生涯shēngyá失去shīqùle勇气yǒngqì除了chú lehuàguokāizhe肚皮dùpízhe肚皮dùpíde蟒蛇mǎngshé后来hòuláizài没有méi yǒuxuéguohuà

惊奇jīng qídezhēngzhe眼睛yǎnjingkànzhezhè突然tūrán出现chūxiànde小家伙xiǎo jiāhuo你们nǐmen不要bú yào忘记wàngjì当时dāngshíchǔzài远离yuǎn lí人烟rén yān千里qiān lǐ之外zhī wàide地方dìfangérzhège小家伙xiǎo jiāhuogěi我的wǒ de印象yìnxiàngshìxiànglede样子yàngzi没有méi yǒu半点bàndiǎn疲乏pífá饥渴jīkě惧怕jùpàde神情shénqíng毫不háobùxiàngshìge迷失míshīzài旷无人烟kuàngwú rényānde沙漠shāmòzhōngde孩子háizidāngzài惊讶jīngyà之中zhīzhōng 终于zhōngyúyòunéng说出shuōchūhuàlái的时候de shíhouduì说道shuōdào

ài…… zài这儿zhèrgàn什么shénme?”

可是kěshìquè不慌不忙bù huāng bù mángde好象hǎoxiàngyǒujiàn重要zhòngyàodeshì一般yì bānduì重复chóngfùde说道shuōdào

qǐng……gěihuàzhīyáng……”

dāngzhǒng神秘shén mìde东西dōngxi镇住zhèn zhù的时候de shíhoushìgǎn听从tīngcóngde支配zhī pèidezàizhè旷无人烟kuàngwú rényānde沙漠shāmòshang面临miànlín死亡sǐwángde危险wēixiǎnde情况下qíngkuàng xià尽管jǐnguǎn这样zhèyàngde举动jǔ dòng使shǐ感到gǎndào十分shífēn荒诞huāngdàn还是háishitāochūlezhāngzhǐzhī钢笔gāngbǐ这时zhèshíquèyòu记起jìqǐzhǐxuéguo地理dìlǐ历史lìshǐsuànshù语法yǔfǎjiùyǒudiǎn高兴gāoxìngdeduì小家伙xiǎo jiāhuoshuōhuì画画huà huà回答huídáshuō

没有关系méi yǒu guānxìgěihuàzhīyángba!”

因为yīnwèi从来cónglái没有méi yǒuhuàguoyángjiùgěichónghuàsuǒ仅仅jǐnjǐnhuìhuàdeliǎnghuàzhōngdezhe肚皮dùpíde巨蟒jù mǎng

不要bú yào蟒蛇mǎngshé肚子dùzi还有háiyǒutóuxiàng。”

tīngle他的tādehuà简直jiǎnzhí目瞪口呆mùdèng kǒudāi接着jiēzheshuō:“巨蟒jù mǎngzhè东西dōngxitài危险wēixiǎn大象dàxiàngyòutàizhàn地方dìfangzhùde地方dìfang非常fēichángxiǎo需要xūyàozhīyánggěihuàzhīyángba。”

jiùgěihuàle

专心zhuānxīndekànzhe随后suíhòuyòushuō

不要bú yàozhèzhīyáng已经yǐjīngbìngdehěnzhònglegěi重新chóngxīnhuàzhī。”

yòuhuàle起来qǐlai

我的wǒ dezhèwèi朋友péngyou天真tiānzhēn可爱kě’àidexiàole并且bìngqiě客气kèqìde拒绝jùjuédào:“kànhuàde不是bú shìxiǎoyángshìtóu公羊gōngyáng还有háiyǒu犄角jījiaone。”

于是yúshìyòu重新chóngxīnhuàlezhāng

zhèhuàtóngqián一样yí yàngyòubèi拒绝jùjuéle

zhèzhītàilǎole想要xiǎngyàozhīnénghuódechángdeyáng。”

不耐烦bú nàifánle因为yīnwèi急于jí yúyào检修jiǎnxiū发动机fādòngjī 于是yúshìjiù草草cǎocǎohuàlezhèzhānghuà并且bìngqiě匆匆cōngcōngdeduì说道shuōdào

zhèshìzhī箱子xiāngziyàodeyángjiùzài里面lǐmiàn。”

这时zhèshí十分shífēn惊奇jīng qíde看到kàn dào我的wǒ dezhèwèixiǎo评判员píngpànyuán喜笑颜开xǐxiàoyánkāishuō

zhè正是zhèngshì想要xiǎngyàode,……shuōzhèzhīyáng需要xūyàohěnduōcaǒma?”

为什么wèi shénmewènzhègene?”

因为yīnwèi那里nàli地方dìfang非常fēichángxiǎo……”

gěihuàdeshìzhīhěnxiǎodexiǎoyáng地方dìfangxiǎogòu喂养wèiyǎngde。”

脑袋nǎo dài靠近kàojìnzhèzhānghuà

并不bìng búxiàngshuōde那么nàmexiǎo……qiáo睡着shuìzháole……”

就这样jiùzhèyàng认识rènshile小王子xiǎo wángzǐ

III

fèilehǎo长时间cháng shíjiāncái弄清楚nòng qīngchushìcóng哪里nǎlǐláide小王子xiǎo wángzǐxiàng提出tíchūlehěnduō问题wèntí可是kěshìduì提出tíchūde问题wèntí好象hǎoxiàng压根yàgēn没有méi yǒu听见tīngjiàn似的shìdezhōng吐露tǔlùde一些yì xiēhuà逐渐zhújiàn使shǐ搞清gǎo qīngle他的tāde来历láilì例如lìrúdāng第一dì yī瞅见chǒujiàn我的wǒ de飞机fēijīshíjiùhuàchū我的wǒ de飞机fēijīle因为yīnwèizhèzhǒng图画túhuàduì来说lái shuōtài复杂fùzá),wèndào

zhèshìgeshá玩艺wányì?”

zhè不是bú shì玩艺儿wányìr’。néngfēizhèshì飞机fēijīshì我的wǒ de飞机fēijī。”

当时dāngshíhěn骄傲jiāo’àode告诉gàosunéngfēi于是yúshì惊奇jīng qíde说道shuōdào

怎么zěnmeshìcóng天上tiān shàngdiào下来xiàlaide?”

是的shìde”。谦逊qiān xùndedào

azhèzhēn滑稽huájī。”

此时cǐshí小王子xiǎo wángzǐchūzhèn清脆qīngcuìdexiàoshēngzhè使shǐhěn高兴gāoxìng要求yāoqiú别人biéren严肃yánsùde对待duìdài我的wǒ de不幸búxìng然后ránhòuyòu说道shuōdào

那么nàme也是yěshìcóng天上tiān shàngláideleshìnage星球xīngqiúshangde?”

即刻jíkè对于duìyúshìcóng哪里nǎlǐláidezhège秘密mìmì隐约yǐn yuē发现fāxiàndàole一点yì diǎn线索xiàn suǒ于是yúshìjiù突然tūrán问道wèndào

shìcónglìngge星球xīngqiúshangláidema?”

可是kěshì回答huídá我的wǒ de问题wèntí一面yīmiànkànzhe我的wǒ de飞机fēijī一面yīmiàn微微wēiwēide点点头diǎn diǎn tóu接着jiēzhe说道shuōdào

可不是么kěbushì me乘坐chéngzuòzhè玩艺儿wányìr不可能bùkěnéngshìcónghěnyuǎnde地方dìfangláide……”

shuōdào这里zhè lǐjiù长时间cháng shíjiānde陷入xiàn rù沉思chén sī之中zhīzhōng 然后ránhòucóng口袋kǒudàitāochūlehuàdexiǎoyángkànzhe他的tāde宝贝bǎobèileshén

你们nǐmen可以kěyǐ想见xiǎngjiànzhèzhǒng关于guānyú别的biéde4. 星球xīngqiúde若明若暗ruò míng ruò ànde话语huàyǔ使shǐ心里xīn li 多么duōme好奇hàoqí因此yīncǐ竭力jiélìdexiǎng知道zhīdào其中qízhōnggèngduōde奥秘ào mì

shìcóng哪里nǎlǐláide我的wǒ de小家伙xiǎo jiāhuo你的nǐ dejiāzài什么shénme地方dìfangyào我的wǒ dexiǎoyángdàidào哪里nǎlǐ?”

沉思chén sīlehuì然后ránhòu回答huídáshuō

好在hǎozàiyǒugěi我的wǒ dezhī箱子xiāngzi夜晚yèwǎn可以kěyǐgěixiǎoyángdāng房子fángziyòng。”

当然dāngrán 如果rúguǒ听话tīng huà的话dehuàzàigěihuàgēn绳子shéngzi白天bái tiān可以kěyǐ栓住shuān zhùzài加上jiāshànggēnqiāngān。”

我的wǒ de建议jiànyì看来kànláiyǒudiǎn使shǐ小王子xiǎo wángzǐ反感fǎngǎn

栓住shuān zhù多么duōme奇怪qíguàide主意zhǔyì。”

如果rúguǒ栓住shuān zhùjiù到处dàochùpǎo那么nàmehuìpǎodiūde。”

我的wǒ dezhèwèi朋友péngyouyòuxiàochūleshēng

想要xiǎngyàopǎodào哪里nǎlǐya...?”

不管bù guǎn什么shénme地方dìfang一直yìzhíwǎngqiánpǎo……”

这时zhèshí小王子xiǎo wángzǐ郑重其事zhèngzhòng qíshìdeshuō

zhè没有méi yǒu什么shénme关系guānxi那里nàlihěnxiǎohěnxiǎo。”

接着jiēzhe略带lüèdài伤感shānggǎndeyòu补充bǔchōngle

一直yìzhícháoqiánzǒuhuìzǒuchūduōyuǎn……”

ПРОШУ ДЕТЕЙ ПРОСТИТЬ МЕНЯ ЗА ТО, ЧТО Я ПОСВЯТИЛ ЭТУ КНИЖКУ ВЗРОСЛОМУ.

СКАЖУ В ОПРАВДАНИЕ: ЭТОТ ВЗРОСЛЫЙ – МОЙ САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ. И ЕЩЁ: ОН ПОНИМАЕТ ВСЁ НА СВЕТЕ, ДАЖЕ ДЕТСКИЕ КНИЖКИ. И, НАКОНЕЦ, ОН ЖИВЁТ ВО ФРАНЦИИ, А ТАМ СЕЙЧАС ГОЛОДНО И ХОЛОДНО. И ОН ОЧЕНЬ НУЖДАЕТСЯ В УТЕШЕНИИ. ЕСЛИ ЖЕ ВСЁ ЭТО МЕНЯ НЕ ОПРАВДЫВАЕТ, Я ПОСВЯЩУ КНИЖКУ ТОМУ МАЛЬЧИКУ, КАКИМ БЫЛ КОГДА-ТО МОЙ ВЗРОСЛЫЙ ДРУГ. ВЕДЬ ВСЕ ВЗРОСЛЫЕ СНАЧАЛА БЫЛИ ДЕТЬМИ, ТОЛЬКО МАЛО КТО ИЗ НИХ ОБ ЭТОМ ПОМНИТ.

ИТАК, Я ИСПРАВЛЯЮ ПОСВЯЩЕНИЕ:

Леону Верту,

когда он был маленьким.

★ ★ ★ ★ ★

 

I

Когда мне было шесть лет, в книге под названием «Правдивые истории», рассказывалось про девственные леса, я увидел однажды удивительную картинку. На картинке огромная змея – удав – глотала хищного зверя. Вот как это было нарисовано:

В книге говорилось: «Удав заглатывает свою жертву целиком, не жуя. После этого он уже не может шевельнуться и спит полгода подряд, пока не переварит пищу».

Я много раздумывал о полной приключений жизни джунглей и тоже нарисовал цветным карандашом свою первую картинку. Это был мой рисунок № 1.

Вот что я нарисовал:

Я показал моё творение взрослым и спросил, не страшно ли им.

– Разве шляпа страшная? – возразили мне.

А это была совсем не шляпа. Это был удав, который проглотил слона. Тогда я нарисовал удава изнутри, чтобы взрослым было понятнее. Им ведь всегда нужно всё объяснять. Вот мой рисунок № 2:

Взрослые посоветовали мне не рисовать змей ни снаружи, ни изнутри, а побольше интересоваться географией, историей, арифметикой и правописанием. Вот как случилось, что шести лет я отказался от блестящей карьеры художника. Потерпев неудачу с рисунками № 1 и № 2, я утратил веру в себя. Взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им всё объяснять и растолковывать.

Итак, мне пришлось выбирать другую профессию, и я выучился на лётчика. Облетел я чуть ли не весь свет. И география, по правде сказать, мне очень пригодилась. Я умел с первого взгляда отличить Китай от Аризоны. Это очень полезно, если ночью собьёшься с пути.

На своём веку я много встречал разных серьёзных людей. Я долго жил среди взрослых. Я видел их совсем близко. И от этого, признаться, не стал думать о них лучше.

Когда я встречал взрослого, который казался мне разумней и понятливей других, я показывал ему свой рисунок № 1 – я его сохранил и всегда носил с собою. Я хотел знать, вправду ли этот человек что-то понимает. Но все они отвечали мне: «Это шляпа». И я уже не говорил с ними ни об удавах, ни о джунглях, ни о звёздах. Я применялся к их понятиям. Я говорил с ними об игре в бридж и гольф, о политике и о галстуках. И взрослые были очень довольны, что познакомились с таким здравомыслящим человеком.

II

Так я жил в одиночестве, и не с кем было мне поговорить по душам. И вот шесть лет назад пришлось мне сделать вынужденную посадку в Сахаре. Что-то сломалось в моторе моего самолёта. Со мной не было ни механика, ни пассажиров, и я решил, что попробую сам всё починить, хоть это и очень трудно. Я должен был исправить мотор или погибнуть. Воды у меня едва хватило бы на неделю.

Итак, в первый вечер я уснул на песке в пустыне, где на тысячи миль вокруг не было никакого жилья. Человек, потерпевший кораблекрушение и затерянный на плоту посреди океана, и тот был бы не так одинок. Вообразите же моё удивление, когда на рассвете меня разбудил чей-то тоненький голосок. Он сказал:

– Пожалуйста… нарисуй мне барашка!

– А?..

– Нарисуй мне барашка…

Я вскочил, точно надо мною грянул гром. Протёр глаза. Начал осматриваться. И вижу – стоит необыкновенный какой-то малыш и серьёзно меня разглядывает. Вот самый лучший его портрет, какой мне после удалось нарисовать. Но на моём рисунке он, конечно, далеко не так хорош, как был на самом деле. Это не моя вина. Когда мне было шесть лет, взрослые внушили мне, что художника из меня не выйдет, и я ничего не научился рисовать, кроме удавов – снаружи и изнутри.

Итак, я во все глаза смотрел на это необычайное явление. Не забудьте, я находился за тысячи миль от человеческого жилья. А между тем ничуть не похоже было, чтобы этот малыш заблудился, или до смерти устал и напуган, или умирает от голода и жажды. По его виду никак нельзя было сказать, что это ребёнок, потерявшийся в необитаемой пустыне, вдалеке от всякого жилья. Наконец ко мне вернулся дар речи, и я спросил:

– Но… что ты здесь делаешь?

И он опять попросил тихо и очень серьёзно:

– Пожалуйста… нарисуй барашка…

Все это было так таинственно и непостижимо, что я не посмел отказаться.

Хоть и нелепо это было здесь, в пустыне, на волосок от смерти, я всё-таки достал из кармана лист бумаги и вечное перо. Но тут же вспомнил, что учился-то я больше географии, истории, арифметике и правописанию, – и сказал малышу (немножко даже сердито сказал), что не умею рисовать. Он ответил:

– Всё равно. Нарисуй барашка.

Так как я никогда в жизни не рисовал баранов, я по вторил для него одну из двух старых картинок, которые я только и умею рисовать, – удава снаружи. И очень изумился, когда малыш воскликнул:

– Нет, нет! Мне не надо слона в удаве! Удав слишком опасный, а слон слишком большой. У меня дома всё очень маленькое. Мне нужен барашек. Нарисуй барашка.

И я нарисовал.

Он внимательно посмотрел на мой рисунок и сказал:

– Нет, этот барашек совсем хилый. Нарисуй другого.

Я нарисовал.

Мой новый друг мягко, снисходительно улыбнулся.

– Ты же сам видишь, – сказал он, – это не барашек. Это большой баран. У него рога…

Я опять нарисовал по-другому.

Но он и от этого рисунка отказался.

– Этот слишком старый. Мне нужен такой барашек, чтобы жил долго.

Тут я потерял терпение – ведь надо было поскорее разобрать мотор – и нацарапал вот что:

И сказал малышу:

– Вот тебе ящик. А в нём сидит твой барашек.

Но как же я удивился, когда мой строгий судья вдруг просиял:

– Вот такого мне и надо! Как ты думаешь, много он ест травы?

– А что?

– Ведь у меня дома всего очень мало…

– Ему хватит. Я тебе даю совсем маленького барашка.

– Не такого уж маленького… – сказал он, наклонив голову и разглядывая рисунок. – Смотри-ка! Мой барашек уснул…

Так я познакомился с Маленьким принцем.

III

Не скоро я понял, откуда он явился. Маленький принц засыпал меня вопросами, но, когда я спрашивал о чём-нибудь, он будто и не слышал. Лишь понемногу, из случайных, мимоходом обронённых слов мне всё открылось. Так, когда он впервые увидел мой самолёт (самолёт я рисовать не стану, мне всё равно не справиться), он спросил:

– Что это за штука?

– Это не штука. Это самолёт. Мой самолёт. Он летает.

И я с гордостью объяснил, что умею летать. Тогда малыш воскликнул:

– Как! Ты упал с неба?

– Да, – скромно ответил я.

– Вот забавно!.. – И Маленький принц звонко засмеялся, так что меня взяла досада: я люблю, чтобы к моим злоключениям относились серьёзно. Потом он прибавил:

– Значит, ты тоже явился с неба. А с какой планеты?

«Так вот разгадка его таинственного появления здесь, в пустыне!» – подумал я и спросил напрямик:

– Стало быть, ты попал сюда с другой планеты?

Но он не ответил. Он тихо покачал головой, разглядывая самолёт:

– Ну, на этом ты не мог прилететь издалека…

И надолго задумался о чём-то. Потом вынул из кармана барашка и погрузился в созерцание этого сокровища. Можете себе представить, как разгорелось моё любопытство от странного полупризнания о «других планетах». И я попытался разузнать побольше:

– Откуда же ты прилетел, малыш? Где твой дом? Куда ты хочешь унести барашка?

Он помолчал в раздумье, потом сказал:

– Очень хорошо, что ты дал мне ящик: барашек будет там спать по ночам.

– Ну конечно. И если ты будешь умницей, я дам тебе верёвку, чтобы днем его привязывать. И колышек.

Маленький принц нахмурился:

– Привязывать? Для чего это?

– Но ведь если его не привязать, он забредёт неведомо куда и потеряется.

Тут мой друг опять весело рассмеялся:

– Да куда же он пойдёт?

– Мало ли куда? Всё прямо, прямо, куда глаза глядят.

Тогда Маленький принц сказал серьёзно:

– Это ничего, ведь у меня там очень мало места. – И прибавил не без грусти: – Если идти всё прямо да прямо, далеко не уйдёшь…

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.