Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 2

Главная » Книги на китайском языке с переводом » Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 2

Вкладки

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

2.

掏出tāochū手枪shǒu qiānglái还是háishiděng děng 许多xǔduōduō不同bùtóngde念头niàntou环绕着huánrào zhezhèliǎngge主张zhǔzhāngzàizhè分钟fēnzhōngyuèyào镇静zhèn jìng心中xīnzhōngyuèluàn结果jiéguǒ把手bǎ shǒu放下去fàng xiàqulexiàng自己zìjǐxiàolexiàodào火星Huǒxīng上来shàngláishì自己zìjǐ情愿qíng yuàn冒险mào xiǎnjiàozhèqún猫人 māo rén害死hài sǐ——zhè完全wánquánshì设想shèxiǎng焉知yān zhī他们tāmen不是bú shìzuì慈善cí shàndene——shì自取zì qǔ为什么wèi shénme应当yīngdāng xiāntāoqiāngne一点yì diǎn善意shànyì每每měi měi使shǐrén勇敢yǒnggǎn一点也不yīdiǎn yě bùleshìshìhuò听其自然tīng qí zì rán无论如何wúlùn rúhéxìnyīngyóukāi

kàndòng他们tāmenwǎngqiánnuóleliǎngmàn可是kěshì坚决jiānjuéxiàngmāo看准kàn zhǔnle老鼠lǎoshǔ那样nàyàngde前进qiánjìn

鸟儿niǎorquán飞起来fēi qǐlaizuǐquándiāozhekuài……闭上bì shangleyǎn

yǎnháiméi睁开zhēngkāi——其实qíshízhǐlexiǎode一会儿yí huìr——我的wǒ de双手shuāngshǒudōubèi人家rénjiā捉住zhuō zhùle想不到xiǎng bú dào猫人 māo rénde举动jǔ dòng这么zhèmekuài而且érqiě这样zhèyàngde轻巧qīng qiǎolián一点yì diǎn脚步jiǎobùshēngméi听见tīngjiàn

méiwǎngwài拿手枪ná shǒuqiāngshìge错误cuòwù我的wǒ de良心liáng xīnméi这样zhèyàng责备zébèi危患wēi huànshì冒险mào xiǎn生活shēnghuózhōngde饮食yǐnshí心中xīnzhōnggèng平静píngjìngleliányǎnyuànzhēnglezhèshìyóu心中xīnzhōng平静píngjìngérrán并不bìng búshì以退为进yǐ tuì wéi jìn他们tāmenzhe我的wǒ deshuāng越来越yuè lái yuèjǐn并不bìng bú因为yīnwèi抵抗dǐ kàngér松缓sōng huǎn一些yì xiēzhèqún玩艺儿wányìrshì善疑shàn yíde心中xīnzhōngxiǎng精神jīngshénshangde优越yōu yuè使shǐgèng骄傲jiāo’àolegèng不肯bùkěn他们tāmen较量jiàoliàng力气lìqileměizhǐ胳臂gē beishangyǒuzhǐshǒuhěnruǎn但是dàn shìhěnjǐn并且bìngqiě似乎sìhūyǒu弹性tán xìng与其yǔ qíshuōshìzhe不如bù rúshuōshìzhe皮条pí tiáo似的shìdewǎng我的wǒ deròushā挣扎zhēngzháshìde看出来kàn chūlái设若shè ruò用力yòng lìchōuduó我的wǒ de胳臂gē bei他们tāmendeshǒuhuì箍进gū jìn我的wǒ deròu他们tāmenshìzhèzhǒngrén光明guāngmíngderén捉住zhuō zhù然后ránhòukàn人家rénjiāde举动jǔ dòng如何rúhézǒngdegěi人家rénjiāzhǒng残酷cán kùde肉体ròu tǐshangde虐待nüè dài设若shè ruò肉体ròu tǐshangde痛苦tòngkǔnéng使shǐ精神jīngshénde光明guāngmíng减色jiǎn sè惭愧cánkuìzhè时候shíhou确乎què hū有点yǒudiǎn后悔hòuhuǐleduìzhèzhǒngrén假如jiǎrú我的wǒ de推测tuī cè不错bú cuòshì应当yīngdāng 采取cǎiqǔ先下手为强xiān xià shǒu wéi qiángde政策zhèngcè;“dāngdeqiāng管保guǎnbǎo他们tāmenquánpǎo但是dàn shìshì至此zhìcǐ 后悔hòuhuǐshìhuì改善gǎishàn环境huánjìngde光明guāngmíng正大zhèngdàshì自设zì shède陷阱xiàn jǐngjiùzài自己的zìjǐ de光明guāngmíngzhīxiàba睁开zhēngkāileyǎn他们tāmenquánzài我的wǒ de背后bèi hòune似乎sìhūshì预定好yùdìng hǎo即使jíshǐ睁开zhēngkāiyǎn看不见kàn bu jiàn他们tāmenzhèzhǒng鬼祟guǐ suìde行动xíngdòng使shǐ不由的bù yóu dele厌恶yàn wù他们tāmendexīn心里xīn li shuō:“已经yǐjīngluò zài你们nǐmendeshǒuzhōngshāle何必hé bì这样zhèyàng偷偷摸摸tōutōu mōmōdene!”不由的bù yóu de说出来shuōchū lai:“何必hé bì这样zhèyàng……”méiwǎngxiàshuō他们tāmen决不jué bùhuìdǒng的话dehuà胳臂gē beishanggèngjǐnlebàn句话jùhuàde效果xiàoguǒ心里xīn li xiǎng就是jiù shì 他们tāmendǒng的话dehuàhái不是bú shì白费唇舌báifèi chúnsheliántóuhuípíng他们tāmen摆布bǎi bùzhǐ希望xīwàng他们tāmenyòng绳子shéngzi拴上shuānshàng我的wǒ de精神jīngshén正如zhèngrú肉体ròu tǐ同样tóngyàngde受不了shòubuliǎozhèzhǒngruǎnjǐn讨厌tǎoyànde攥握zuàn wò

空中kōng zhōngdeniǎogèngduōle翅子chìzishēnpíngtóuwǎngxià钩钩着gōugou zhe预备yùbèi得着dé zháo机会jīhuì便biànchì飞到fēi dàode享受xiǎngshòu自幼zì yòu同学tóngxuéde朋友péngyoude……背后bèi hòuzhèqún东西dōngx到底dàodǐwán什么shénme把戏bǎxìnezhēn受不了shòubuliǎozhèzhǒng钝刀dùn dāomànde办法bànfǎle但是dàn shì依旧yī jiù抬头tái tóukànqúnniǎo残酷cán kùdeniǎomennéngzài分钟fēnzhōngnèi我的wǒ de朋友péngyou吃净chī jìnganéng分钟fēnzhōng吃净chī jìng个人gèrénma那么nàmeniǎomen不能bù néngsuàn残酷cán kùdele羡慕xiànmù亡友wáng yǒu朋友péngyoude痛快tòngkuai消灭xiāo miède痛快tòngkuai比较起bǐjiào qǐzhèzhǒnglíngshòudezuì你的nǐ deshì无上wú shàngde幸福xìngfú

kuàizhediǎn!”yào这么zhèmeshuō但是dàn shìhuàdàochúnbiānyòu收回去shōu huíqule虽然suīrán一点yì diǎn知道zhīdào猫人 māo rénde性情xìng qíng习惯xíguàn可是kěshìzàizhè分钟fēnzhōngde接触jiē chù似乎sìhūzhíjuéde看出来kàn chūlái他们tāmenshì宇宙yǔzhòujiānzuì残忍cán rěnderén残忍cán rěnderénshì懂得dǒng de干脆gāncuìzhègede慢慢mànmànyòng锯齿jù chǐshì他们tāmendezhǒng享受xiǎngshòu说话shuō huàyǒu什么shénme益处yì chune预备好yùbèi hǎoshòu针尖zhēn jiān手指甲shǒuzhǐjiǎròu鼻子bíziguàn煤油méi yóu——假如jiǎrú火星Huǒxīngshangyǒuzhēn煤油méi yóu

落下luò xiàlèi lái不是bú shìshì想起来xiǎngqǐlái故乡gùxiāng光明guāngmíngde中国Zhōngguó伟大wěidàde中国Zhōngguó没有méi yǒu残暴cán bào没有méi yǒu毒刑dú xíng没有méi yǒuyīngchī死尸sǐ shī恐怕kǒngpà永不yǒngbùnéngzàikànkuài光明guāngmíngde地土de tǔlejiāng永远yǒngyuǎn不能bù néng享受xiǎngshòu合理hélǐde人生rénshēngle就是jiù shì néngzài火星Huǒxīngshang保存bǎocùnqīzhe生命shēngmìng恐怕kǒngpàlián享受xiǎngshòu也是yěshì痛苦tòngkǔba!?

我的wǒ detuǐshangláilezhǐshǒu他们tāmenshēngchū可是kěshì呼吸hūxī气儿qì ér热忽忽rèhūhūdechuīzhe我的wǒ debèituǐ心中xīnzhōngle好似hǎo sìbèitiáoshé缠住chán zhù那样nàyàngde厌恶yàn wù

咯噹gē dāngdeshēng好象hǎoxiàng多少duō shǎoniánde静寂jìng jìzhōngdege响声xiǎngshēngtīngde分外fèn wài清楚qīngchu dào如今rújīn还有háiyǒu时候shíhou听见tīngjiàn我的wǒ de腿腕tuǐ wànshanglejiǎoliáo早已zǎoyǐ想到xiǎngdàoyǒu腿腕tuǐ wàndēngshíshīle知觉zhī juéjǐnde要命yào mìngfànle什么shénmezuì他们tāmende用意yòng yì何在hé zài想不出xiǎng bu chū不必bú bìxiǎngzàimāoliǎnrénde社会shèhuì理智lǐzhìshì没用méiyòngde东西dōngx人情rénqínggèng提不到tí bu dào何必hé bì思想sīxiǎngne

手腕shǒu wàn锁上suǒ shàngle但是dàn shìchū意料yì liào之外zhī wài他们tāmendeshǒuháizài我的wǒ detuǐshangzhe过度guòdùde谨慎jǐnshèn——yóu此生cǐshēngchū异常yì chángde残忍cán rěn——shì黑暗hēi’àn 生活shēnghuózhōngdeyàojiàn希望xīwàng他们tāmen锁上suǒ shàngér撤去chè qù那些nà xiēzhǐshǒu未免wèi miǎn希望xīwàng过奢guò shē

脖子bózishangláileliǎngzhǐshǒuzhèshì不许bùxǔhuítóude表示biǎoshì其实qíshíshuí или shéiyǒu那么nàmedegōngkàn他们tāmennerén——不论bú lùn怎样zěnyànghuài——zǒng有些yǒuxiē自尊zì zūndexīntài看低kān dī他们tāmenle也许yěxǔzhè还是háishi出于chū yú过度guòdùde谨慎jǐnshèngǎnshuō也许yěxǔ脖子bózi后边hòu bian还有háiyǒu明晃晃mínghuǎnghuǎngdedāone

zhèháigāizǒuma心中xīnzhōngxiǎnggāng这么zhèmexiǎng好象hǎoxiàng故意gùyì显弄xiǎn nòng他们tāmenyǒu时候shíhouhuì快当kuàidang一点yì diǎn似的shìde我的wǒ detuǐshangáilejiǎojiàozǒude命令mìnglìng我的wǒ de腿腕tuǐ wàn已经yǐjīng箍麻gū málezhèjiǎo使shǐ不由的bù yóu de向前xiàng qiándiē但是dàn shì他们tāmendeshǒuxiàngruǎnéryìngde钩子gõuzi似的shìde钩住gōu zhù我的wǒ de肋条骨lèi tiáo gǔ听见tīngjiàn背后bèi hòuxiàngmāo示威shì wēishíxiāngde声音shēngyīn好几hǎo jǐshēngzhè大概dàgàishì猫人 māo réndexiàohěn满意mǎnyì这样zhèyàngde挫磨cuò mó当然dāngrán shì身上shēnshang不知bùzhīchūle多少duō shǎohàn他们tāmenwèi快当kuàidang起见qǐ jiàn可以kěyǐtáizhezǒuzhè又是yòushì我的wǒ de理想lǐxiǎng确是què shì不能bù néngmàilezhè正是zhèngshì他们tāmenfēijiàozǒu不可bù kěde理由lǐyóu——假如jiǎrú这样zhèyàngyòng不太bú tài羞辱xiū rǔle理由lǐyóuzhèliǎngge

hàn使shǐ睁不开zhēng bu kāiyǎnshǒushìzài背后bèi hòusuǒ zhe就是jiù shì xiǎng摇摇yáoyáotóu摆掉bǎi diàoge汗珠hàn zhū不行bùxíng他们tāmenzhe我的wǒ de脖子bózine直挺zhí tǐngzhezǒu不是bú shìzǒu但是dàn shì找不到zhǎo bú dàoge足以zú yǐ表示biǎoshìtiàoguǎidiēniǔ……等等děngděng1. 搀合chān hé起来qǐlaide行动xíngdòng

走出zǒu chū只有zhǐyǒu听见tīngjiàn——幸而xìng ér他们tāmenháiméi堵上dǔ shang我的wǒ de耳朵ěrduo——qúnniǎo一齐yī qízhādeshēng战场zhànchǎngshang冲锋chōng fēngdeshā”;当然dāngrán shìquánfēi下去xiàqu享受xiǎngshòu……hèn自己zìjǐ假如jiǎrúzǎo一点yì diǎn动手dòng shǒu也许yěxǔnéng我的wǒ de同学tóngxué埋好mái hǎo为什么wèi shénmezàikuài呆呆dāidāidekànzhene朋友péngyou就是jiù shì néngnéngzàidào这里zhè lǐlái恐怕kǒngpàlián一点yì diǎn骨头gǔ tou渣儿zhā ér找不着zhǎo bu zháole终身zhōngshēndetiánměi记忆jìyìdezǒngliàng抵不住dǐ bu zhùzhè一点yì diǎnbēi惭愧cánkuì哪时nǎ shí想起来xiǎngqǐlái哪时nǎ shí便biàn觉得juédeshìge人类中rénlèi zhòngzuìméi价值jiàzhíde

好象hǎoxiàngzài恶梦èmèng虽然suīrán身体shēntǐshòuzhe痛苦tòngkǔ可是kěshìháinéng思想sīxiǎngzhe另外lìngwài一些yì xiēshì我的wǒ de思想sīxiǎng完全wánquán集中jízhōngdào我的wǒ de亡友wáng yǒuzhe眼看yǎnkànnǎozhōngde那些nà xiēyīng啄食zhuó shízhe他的tāderòu啄食zhuó shízhe我的wǒ dexīn走到zǒudào哪里nǎlǐle就是jiù shì néng睁开zhēngkāiyǎn不顾bú gùdekànlehái希望xīwàng记清jì qīngle道路dào lù预备yùbèi逃出来táo chūlaimashìzǒune还是háishitiàone还是háishigǔnnemāo人们rén men知道zhīdào我的wǒ dexīnméizàizhègeshang我的wǒ de肉体ròu tǐ已经yǐjīngxiàng属于shǔyúlezhǐ觉得juédetóushangdehànzhíliújiùxiàngshòule重伤zhòngshānghòuhái有一点yǒu yì diǎn知觉zhī jué那样nàyàng渺渺茫茫miǎomiǎo mángmángde觉不出jué bu chū身体shēntǐzài哪里nǎlǐzhǐ知道zhīdào有些yǒuxiē地方dìfangwǎngchūmàohànmìng似乎sìhūzài自己zìjǐshǒuzhōngle可是kěshì并不bìng bú觉得juéde痛苦tòngkǔ

我的wǒ de眼前yǎnqián完全wánquánhēi lehēi guozhèn睁开zhēngkāileyǎnxiàngzuìhòugāngháilejiǔde样子yàngzijuéchū腿腕tuǐ wànde疼痛téngtòngláiténgdezuānxīn本能běn néngdeyàoyòngshǒu手腕shǒu wànháisuǒ zhenezhè时候shíhouyǎnzhōngcái看见kàn jiàn东西dōngx虽然suīrán似乎sìhū已经yǐjīng睁开zhēngkāile半天bàn tiān已经yǐjīngzàigexiǎochuánshang什么时候shénme shíhoushangdechuán怎样zěnyàng上去shàngqudequán知道zhīdào大概dàgàishì上去shàngqu半天bàn tiānle因为yīnwèi我的wǒ dejiǎo缓醒huǎn xǐng过来guòlai觉得juéde疼痛téngtòngshìzhehuíhuítóu脖子bózishangdeliǎngzhǐshǒu没有méi yǒulehuíguotóukàn什么也shénme yě没有méi yǒu上面shàngmianshìyínhuīdetiān下面xiàmianshìtiáo温腻wēn nì深灰shēn huīde一点yì diǎn声音shēngyīn没有méi yǒu可是kěshìliúdehěnkuài中间zhōngjiānshìzhǐxiǎochuánsuíliúérxià

2.

"Выхватить пистолет или подождать? - заколебался я, но в конце концов вынул руку из кармана и молча усмехнулся. - Я прилетел на Марс по собственному желанию. Еще неизвестно, убьют ли меня эти кошки - может быть, они самые милосердные существа на свете. С какой стати мне хвататься за оружие!" Добрые помыслы прибавляют храбрости, и я совсем перестал волноваться. Посмотрим, что из этого выйдет, во всяком случае, мне не следует первому нападать.

Увидев, что я не двигаюсь, пришельцы сделали два шага вперед: медленно, но решительно, как кошки, выследившие мышь. Птицы тем временем разлетелись со своей добычей... Я закрыл глаза от ужаса. И в ту же секунду меня схватили за руки. Кто бы мог подумать, что эти люди с кошачьими мордами действуют так быстро, ловко и бесшумно!

Может, я совершил ошибку, не вынув пистолета? Нет, они должны оценить мое благородство! Я совсем было успокоился и даже не открыл глаз - от уверенности, я вовсе не из трусости. Но хотя я не сопротивлялся, странные существа сжимали мои руки все больнее и больнее. "А добры ли они?" - засомневался я. Чувство морального превосходства говорило мне, что человеку унизительно меряться силой с кошками. Кроме того, на каждой моей руке лежало по четыре-пять лап - мягких, но крепких, охвативших мои руки, как эластичные ремни. Пороться бесполезно. Если я попытаюсь вырваться, они выпустят когти. Люди-кошки, наверное, всегда хватают свою добычу исподтишка, а затем причиняют ей жестокую боль - независимо от того, как ведет себя жертва. Такую боль, которая заставляет жертву забыть о своем моральном превосходстве или пожалеть о нем. Теперь я раскаивался, что ошибся в этих существах и не применил политику силы первым. Один только выстрел - и, ручаюсь, они бы все убежали. Но раскаянием делу не поможешь. Светлый мир, который я создал в своих мечтах, обернулся глубоким, темным колодцем, в котором таилась смерть.

Я открыл глаза. Все они стояли за моей спиной, не желая, чтобы я их видел. Такое коварство вызвало во мне еще большее отвращение. "Раз я попался к вам в лапы, убейте меня. К чему прятаться!"

- Ну зачем так... - невольно начал я, но тут же остановился: ведь они не понимают нашего языка.

Единственным следствием моих слов было то, что лапы мучителей сжались еще крепче. Да если б они и поняли меня, то вряд ли подобрели бы. Уж лучше они связали бы меня веревками, потому что ни моя душа, ни тело не могли больше выдержать этих мягких, крепких, жарких, отвратительных объятий.

В воздухе летало все больше коршунов, которые, распластав крылья и склонив головы, выжидали удобный момент, чтобы вернуться вниз и снова полакомиться.

Интересно, что задумали проклятые кошки, торчащие за моей спиной? Нет хуже, когда тебя медленно пилят тупым ножом. Я неподвижно стоял и глядел на коршунов. Эти жестокие твари за несколько минут расправились с моим бедным другом. За несколько минут? Но тогда их нельзя назвать жестокими. "Ты легко умер, - позавидовал я товарищу. - Ты во много раз счастливее меня, обреченного на медленную пытку!"

"Хватит же, хватит!" - чуть было вновь не сорвались с моих губ ненужные слова. Нравов и повадок людей с кошачьими мордами я не знал, но за прошедшие минуты на собственном опыте убедился, что они самые жестокие существа во вселенной. А для палачей не существует слова "хватит": медленно мучить жертву для них своего рода наслаждение. Какой же толк говорить с ними! Я уже приготовился к тому, что мне будут загонять иголки под ногти или вливать в нос керосин - если на Марсе вообще существуют иголки и керосин.

Тут я заплакал - не от страха, а от тоски по родине. Светлый, великий Китай, где нет ни жестокостей, ни пыток, ни коршунов, поедающих мертвых, - наверное, я уже никогда не вернусь на твою райскую землю и не смогу больше вкусить справедливой человеческой жизни! Даже если я выживу на Марсе, самое большое наслаждение здесь будет для меня страданием!

Тем временем существа с кошачьими мордами ухватили меня за ноги. Они по-прежнему не издавали ни звука, но я ощущал на своей спине их горячее дыхание. Мне было так противно, будто всего меня обвили змеи.

Внезапно раздался отчетливый звон, который, казалось, нарушил долгие годы безмолвия. Я и сейчас иногда еще слышу его. Это защелкнулись кандалы на моих ногах, такие тесные, что я перестал чувствовать лодыжки.

Какое преступление я совершил? Что они собираются сделать со мной? Впрочем, что рассуждать: в кошачьем обществе человеческий разум вряд ли нужен, не говоря уже о чувствах.

Затем они надели мне наручники, но лап все-таки не разжимали. Чрезмерная осторожность (из нее всегда рождается жестокость), видимо, является необходимым условием жизни в сумраке.

Напротив, теперь две потные лапы вцепились мне еще и в шею. Это означало, что я не должен оглядываться, - как будто мне хотелось смотреть на них!

Может быть, из той же чрезмерной осторожности над моей шеей уже занесены сверкающие клинки? "Сейчас поведут!" - подумал я, и словно в ответ люди с кошачьими мордами дали мне пинок под зад. Я чуть было не свалился с ног, но лапы мягкими крючками удержали меня. За спиной послышалось фырканье, какое обычно издают коты, - очевидно, мои мучители смеялись. Конечно, они радуются, что могут издеваться надо мной!

Я надеялся, что быстроты ради они понесут меня, но снова жестоко ошибся: они заставили меня идти самого, будто догадавшись, насколько это для меня мучительно.

Пот заливал мне глаза, но я не мог смахнуть его ни руками, скованными за спиной, ни даже простым движением головы, так как меня цепко держали за шею. С усилием выпрямившись, я шел - нет, не шел, не могу подобрать слово, способное выразить, что я делал: прыгал, полз, извивался, ковылял...

Пройдя несколько шагов, я услышал - к счастью, они еще не заткнули мне уши - яростное хлопанье крыльев: это коршуны разом, как на поле боя, ринулись в атаку... Я не мог простить себе, что не успел выкопать могилу и похоронить своего товарища. Почему я столько времени тупо сидел на месте?! Если я уцелею и когда-нибудь вернусь сюда, то, наверное, и костей твоих не найду. Ничто и никогда отныне не заглушит моего стыда, и каждый раз, вспоминая эти печальные минуты, я буду чувствовать себя самым никчемным человеком на свете!

Все тело ныло, а мысли, точно в дурном сне, по-прежнему устремлялись к погибшему другу. Закрыв глаза, я представлял себе коршунов, клюющих его останки. Мне чудилось, будто они клюют мое собственное сердце. Куда меня ведут? Открыть глаза имело бы смысл в том случае, если бы я надеялся на побег и хотел запомнить дорогу, а просто глядеть по сторонам ни к чему. Мое тело уже не принадлежало мне, я его не чувствовал, как человек после тяжелого ранения. Моя жизнь была в чужих руках, но это уже не печалило меня.

Когда я открыл глаза, то почувствовал себя точно после похмелья. Закованные ноги ломило, боль отдавалась в сердце. Не сразу я понял, что нахожусь в лодке. Как я попал в нее, когда? Но это все пустяки - главное, что нет горячих лап и вообще никого вокруг. Надо мной серебристо-пепельное небо, внизу - маслянистая темно-серая поверхность реки, которая беззвучно, но быстро несет мою лодку.

Похожие тексты

简介
Продолжение "Записок о кошачьем городе". Мы узнаем, что случилось с главным персонажем после того, как он впервые повстречался с людьми-кошками...
2 комментариев
Аватар пользователя admin

для 群 поправил пиньинь, спасибо большое, что пользуетесь ctrl+enter

+1
0
-1
Аватар пользователя admin

примерно 20 слов были без перевода, сейчас исправил. Спасибо, что обратили внимание через ctrl+enter

+1
0
-1
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.