Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 8

Главная » Книги на китайском языке с переводом » Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 8
Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

xiē拿住názhùkànzhègexiào向来xiàng láiméi看见kàn jiànguoxiàode这么zhème厉害lìhaiyuè生气shēngqìyuèxiào似乎sìhū猫人 māo réndexiàoshìzhuānwèi避免bìmiǎn挨打áidǎ预备yùbèizhedewènjiàorén参观cānguān洗澡xǐzǎoshì什么shénme意思yìsi不说bù shuōzhǐshì一劲yījìnde媚笑mèixiào知道zhīdào心中xīnzhōngyǒuguǐ 但是dàn shìyuànkàn他的tādejiàn样子yàngzizhǐ告诉gàosu以后yǐhòuzàiyǒu这种zhèzhǒng举动jǔ dòng留神liú shén你的nǐ detóu

二天èrtiān依旧yī jiùdào上去shàngquháiméidào沙滩shā tān看见kàn jiàn黑忽忽hēihūhūde一群yīqún昨天zuótiāndeháiduō决定juédìngdòng声色shēngsède我的wǒ dezǎo以便yǐ biàn看看kànkan到底dàodǐshì怎么回事zěnme huíshì回去huíquzài和大hédàxiē算帐suànzhàng太阳tàiyáng出来chūláilezhànzàishuǐ浅处qiǎnchù一边yì biān假装jiǎ zhuāng打水dǎshuǐ一边yì biānkànzhe他们tāmenxiēzài那儿nàrne带着dài zhege猫人 māo rén双手shuāngshǒu大概dàgàipěngzheduī迷叶mí yèduīde顶住dǐngzhù下巴xiàbaxiē在前zàiqián迷叶mí yède猫人 māo rén在后zàihòuxiē伸手shēnshǒu猫人 māo rén伸手shēnshǒu顺着shùn zheduì猫人 māo rénzǒu猫人 māo rénshǒuzhōngde迷叶mí yè渐渐jiànjiànde减少jiǎnshǎole明白míngbailexiē借着jièzhe机会jīhuìmàixiē迷叶mí yè而且érqiě必定bìdìngmàidehěnguì

běnshìge有点yǒudiǎn幽默yōumòderén但是dàn shì一时yì shíde怒气nùqì往往wǎngwǎng使人shǐrénde行为xíngwéishīpiān猫人 māo rénde怎样zěnyàng——zhǐ因为yīnwèishìge外国人wàiguórén——shì知道zhīdàodezhè一定yí dìngquánshìxiēdehuài主意zhǔyì知道zhīdàowèi惩罚chéngfáxiē一个人yī ge rénér使shǐqún无辜wú gūde猫人 māo rén联带liándàideshòudiǎn损失sǔnshī不是bú shì我的wǒ de本意běnyì可是kěshìzài那时nàshí怒气nùqì使shǐwàng le一切yīqiè体谅tǐ liàng必须bìxū使shǐxiē知道zhīdào我的wǒ de厉害lìhai不然bù rán永远yǒngyuǎn不用bú yòngzàixiǎng安静ānjìngde享受xiǎngshòuzhè早晨zǎochénde运动yùndòng自然zìrán设若shè ruòmāo人们rén menzài早晨zǎochénlái游泳yóuyǒng便biànhuàjiǎngzhètiáo不是bú shì有的yǒude不过bú guò一个人yī ge rén泅水qiúshuǐbǎirén等着děngzhekàn而且érqiěyǒu借此jiè cǐzuòmǎimàide不能bù néng忍受rěnshòu

不想bù xiǎngxiān捉住zhuō zhùxiē告诉gàosu实话shí huà必须bìxū捉住zhuō zhùge参观cānguānrénwènge分明fēn míngxiān慢慢mànmàndewǎng河岸héàn那边nàbiān退tuìbèi朝着cháozhe他们tāmen以免yǐ miǎn他们tāmen起疑qǐyídàole河岸héànxiǎngpǎogebǎi出其不备chū qí bùbèide捉住zhuō zhùge猫人 māo rén

dàole河岸héàn刚一gāngyī转过zhuǎnguòliǎnlái听见tīngjiànshēngcǎnde呼喊hūhǎnshāzhūde声儿shēngrhái难听nántīng我的wǒ debǎi开始kāishǐ眼前yǎnqiánjiù如同rútóng忽然hūrán地震dìzhèn一般yì bānqún猫人 māo rényào各自gèzì逃命táomìng yòuyàowǎng一处yīchùpǎodedàodewàng lepǎode倒下dǎoxiàyòuwǎngde同时tóngshí并举bìngjǔ展眼zhǎnyǎnquán没了méile好象hǎoxiàngbèifēng吹散chuīsànde一些yì xiē落叶luòyè这里zhè lǐxiǎotuán那里nàlixiǎotuán东边dōngbiānge西边xībiānliǎngge一边yì biānpǎo一边yì biānhǎn好象hǎoxiàngdōushīlehún及至jízhì我的wǒ debǎipǎowán地上dì shangzhǐtǎngzhegelezhuōlege一看yí kànyǎn闭上bì shangméile我的wǒ de后悔hòuhuǐchuǎnglehuòde恐怖kǒngbùdeduō应当yīngdāng 这么zhème利用lìyòng自己的zìjǐ de优越yōu yuèérshālerén但是dàn shìbìngméi呆住dāizhù好似hǎo sì不自觉bú zìjuédeyòu捉住zhuō zhù另一lìngyīgetuǐhuàile可是kěshìméi在事zàishìhòu想起来xiǎngqǐláizhēn佩服pèifú自己zìjǐ分明fēn míng看见kàn jiàn人家rénjiātuǐhuàileérhái捉住zhuō zhù审问shěnwèn分明fēn míng看见kàn jiànyǒugexiàérháizhuōge半死bànsǐde设若shè ruò不自觉bú zìjuéshì原谅yuánliàngde人性本善rénxìng běnshàn便biàn无可wúkě成立chénglìle

使shǐ半死bànsǐde猫人 māo rén说话shuō huàxiàngge外国人wàiguórén说话shuō huàshì天下tiānxiàzuìnàndeshì知道zhīdào一定yí dìngjiào出声chūshēngshì等于děngyú杀人shāréndehuì不久bùjiǔdebèixià可怜kě liánde猫人 māo rénfànglezàikànge倒着dǎozháode身上shēnshang当然dāngrán dōushòuleshāngdōuzài地上dì shangnedehěnkuàiméizhuī他们tāmenyǒuliǎnggeshì完全wánquándòngle

危险wēixiǎnshì怕的pàde不过bú guòzhè确是què shìlehuò知道zhīdào猫人 māo rénde法律fǎlǜshì什么shénmeyàngdeguài东西dōngxixià人和rénhé杀死shāsǐrén纵然zòngránzài法律fǎlǜshàngyǒu分别fēnbié,从良心liáng xīnshàngkànhái不是bú shì一样yí yàng想不出主意xiǎng bu chū zhúyiláizhǎoxiē解铃还是系铃人jiě líng hái shì xì líng rén必定bìdìngyǒu办法bànfǎ但是dàn shìxiē决不jué bùhuì说实话shuō shíhuà设若shè ruòqiúděng láizhǎoba假如jiǎrúchéng机会jīhuìzhǎozhǐ飞机fēijī看看kànkan我的wǒ de亡友wáng yǒude尸骨shīgǔxiēdelín或者huòzhehuìyǒu危险wēixiǎn必定bìdìnghuìzhǎo那时nàshízài审问shěnwèn说实话shuō shíhuàjiù回来huílai要挟yāoxiéduìzhè讲信用jiǎng xìnyòng扯谎chěhuǎngwèi可耻kěchǐderén还有háiyǒu什么shénme别的biédehǎo办法bànfǎne

把手bǎ shǒuqiāng带好dài hǎo便biàn垂头丧气chuítóu sàngqìde沿着yánzhe河岸héànzǒu太阳tàiyánghěnle知道zhīdào缺乏quēfá东西dōngxi妈的māde迷叶mí yèméi不能bù néng抵抗dǐ kàng太阳光tàiyang guāngzhèshàngde

māoguóhuìchū圣人shèngrén只好zhǐ hǎo咒骂zhòumà猫人 māo rénlái解除jiě chú自己的zìjǐ de光荣guāngróngba居然jūránxiǎngyóuliǎngge猫人 māo rén手里shǒulǐ, shǒulisōu迷叶mí yèle回到huídàolínshuí или shéinéng拦住lánzhù折下zhéxia枝子zhīzine懒得lǎndepǎo几步路jĭ bù lù果然guǒrán他们tāmenshǒuzhōnghái拿着ná zháo迷叶mí yèyǒu一片yīpiàn shìyǎo一半yībàndequánle过来guòlaichīle一片yīpiàn 沿着yánzhe河岸héànzǒu下去xiàqu

zǒule许久xǔjiǔ看见kàn jiànle深灰shēn huīdexiǎoshān 知道zhīdàozhè飞机fēijī坠落zhuìluòde地方dìfangyuǎnle可是kěshì知道zhīdào那里nàli河岸héànyǒuzàidena一边yì biānshàngzhēnyòuchīleliǎngpiàn迷叶mí yèhái觉不出jué bu chū凉快liángkuailái没有méi yǒushù找不到zhǎo bú dàogeyǒuyīnliángde地方dìfang休息xiūxi一会儿yí huìr但是dàn shì决定juédìng前进qiánjìnfēi找到zhǎodào飞机fēijī不可bù kě

正在zhèngzàizhège当儿dāngr, dàngr后面hòumianhǎnleshēngtīngde出来chūláixiēde声儿shēngr不理bùlǐ;hái往前wǎngqiánzǒupǎode本事běnshìqiángbèi追上zhuīshànglexiǎng抓住zhuāzhù他的tādetóu他的tāde实话shí huà摇晃yáohuàng出来chūlái但是dàn shì一看yí kànge样子yàngzi不好意思bù hǎo yìsi动手dòng shǒule他的tādezhūzuǐzhǒngzhetóushàngle一块yīkuài身上shēnshang许多xǔduō抓伤zhuāshāngbiàn体象tǐ xiàngshìshuǐguode细毛xìmáoquánniánzài皮肤pífūshàng不十分bù shífēnxiàngge成精chéng jīngde水老鼠shuǐlǎoshǔxiàlerénáile想想xiǎngxiang猫人 māo réngǎn欺侮qīwǔ外人wàirén可是kěshìduì他们tāmen自己zìjǐshì勇于yǒng yú争斗zhēngdòude他们tāmende谁是谁非shuíshìshuífēi无关wúguān不过bú guòduìxiàde受伤shòushāngdeái打的dǎ dīxiē一视同仁yí shì tóng réndele同情心tóngqíngxīnxiēzhānglezuǐcái说出shuōchū一句话yījùhuàláikuài回去huíqulínbèiqiǎngle

xiàole同情心tóngqíngxīnbèizhè一句话yījùhuàgěi驱逐qū zhúde净尽jìngjìn要是yàoshiyīn挨打áidǎérqǐnggěi报仇bào chóu虽然suīrán不是bú shì什么shénme好事hǎo shì可是kěshìge中国人zhōngguórénde心理xīnlǐkàn一定yí dìng立刻lìkèsuí回去huíqulínbèiqiǎngleshuí или shéiyuàndāngzhè资本家zīběnjiā走狗zǒugǒuneqiǎngle便biànqiǎngleyǒu什么shénme关系guānxi。“kuài回去huíqulínbèiqiǎngle!”xiēde眼珠yǎnzhū差一点chà yīdiǎn出来chūláilín似乎sìhūshì一切yīqiè他的tādemìng分文不值fēn wén bù zhí

xiān告诉gàosu早晨zǎochéndeshì便biànsuí回去huíqu。”shuō

xiē几乎jīhū气死qìsǐ过去guòqù脖子bózishēnleshēn咽下yānxiatuán:“línbèiqiǎngle!”yàoyǒuge胆子dǎnzi一定yí dìnghuì登时dēngshí掐死qiāsǐ打定dǎdìngle主意zhǔyì说实话shuō shíhuà便biàndòng

结果jiéguǒ还是háishi各自gèzì得到dédào一半yībànde胜利shènglì登时dēngshígēn回去huíquzài路上lùshang诉说sùshuō一切yīqiè

xiēshuōle实话shí huà那些nà xiē参观cānguānderénshìyóuchéng qǐngláide都是dōu shì上等shàngděng社会shèhuìderén上等shàngděng社会shèhuìderén当然dāngrán 不能bù néngde那么nàmezǎo可是kěshìkàn洗澡xǐzǎoshìtài稀罕xīhandeshì况且kuàngqiěxiē允许yǔnxǔ供给gōng jǐ他们tāmenzuì肥美féiměide迷叶mí yè每人měiréngěishíkuài国魂guóhún”——māoguóde一种yīzhǒngqiánmíng——作为zuòwéi参观cānguānfèi迷叶mí yè每人měirénliǎngpiàn——上等shàngděng肥美féiměiduōjiāngde迷叶mí yè——另算lìngsuànqián

好小子hǎoxiǎozi心里xīn li shuō当作dàngzuò私产sīchǎn陈列chén lièya...但是dàn shìxiēháiméiděng 发作fāzuò便biànhěn委婉wěiwǎnde说明shuōmíng:“kàn国魂guóhúnshìguóhún别人家biérenjiāde国魂guóhúnnòngzài自己的zìjǐ de手里shǒulǐ, shǒuli高尚gāo shàngde行为xíngwéi虽然suīrán没有méi yǒu商议shāngyìguo,”zǒudehěnkuài但是dàn shì并不bìng bù妨碍fáng ài委曲wěiqū婉转wǎnzhuǎnde陈说chénshuō,“可是kěshìzhèdiǎn高尚gāo shàngde行为xíngwéi一定yí dìnghuì反对fǎnduìde照常zhàochángde洗澡xǐzǎo借此jiè cǐdexiē国魂guóhún他们tāmen得以déyǐ开眼kāiyǎn面面miànmiàn有益yǒuyìdeshì有益yǒuyìdeshì!”“xiàderénshuí или shéi负责任fù zérèn?”

xiàde没事méishì要是yàoshi打死dǎsǐrén,”xiēchuǎnzheshuō,“zhǐ损失sǔnshī一些yì xiē迷叶mí yèshì一切yīqiè法律fǎlǜ不过bú guòshìcóngzài石头shítoushàngdeyǒu迷叶mí yè打死dǎsǐrénsuàn一回事yì huí shì打死dǎsǐrén没人mòrénguǎnmāoguóde法律fǎlǜ管不着guǎn bù zháo外国人wàiguórénliánge迷叶mí yè不用bú yòngfèihèn不是bú shìge外国人wàiguórén要是yàoshizài乡下xiāngxia打死dǎsǐrénfàngzài那儿nàr不用bú yòngguǎngěibái尾巴wěibayīng一些yì xiē点心diǎnxin要是yàoshizàichéng 打死dǎsǐrénzhǐdào法厅fǎtīng报告bàogàoshēngguān还要háiyàohěn客气kèqìdegěi道谢dàoxiè。”xiē似乎sìhū非常fēichángde羡慕xiànmù眼中yǎnzhōng好象hǎoxiànghánzhediǎnlèi 我的wǒ de眼中yǎnzhōngyào落泪luòlèi可怜kě liánde猫人 māo rén生命shēngmìng何在hé zài公理gōnglǐ何在hé zài

liǎngge死去sǐqùde也是yěshìyǒu势力shì liderén他们tāmende家属jiā shǔ捣乱dǎo luànma?”

当然dāngrán 捣乱dǎo luànqiǎng迷叶mí yède便是biàn shì他们tāmenkuàizǒu他们tāmen久已jiǔyǐpài下人xiàrénkànzhe你的nǐ de行迹xíngjì只要zhǐ yào离开líkāilínyuǎnle他们tāmen便biànyàoqiǎng他们tāmenlerénqiǎng我的wǒ de迷叶mí yè作为zuòwéi报复bào fùkuàizǒu!”

人和rénhé迷叶mí yède价值jiàzhíqià相等xiāngděnga?”

le便是biàn shìle活着huózhe, huózhāodezǒngdechī迷叶mí yèkuàizǒu!”

忽然hūrán想起来xiǎngqǐlái也许yěxǔ因为yīnwèishòule猫人 māo rénde传染chuánrǎn也许yěxǔ因为yīnwèizhèliǎng句话jùhuà打动dǎdòngle我的wǒ dexīn一定yí dìngdeyàoxiē国魂guóhún假如jiǎrú有朝一日yǒuzhāoyīrì离开líkāixiē——我们wǒmenliǎ不是bú shìhǎo朋友péngyou——什么shénme吃饭chīfàn neqǐngrén参观cānguān洗澡xǐzǎodeqiányǒu分润fēnrùn一些yì xiēde权利quán lì设若shè ruò不是bú shìzài这种zhèzhǒng环境huánjìng之下zhī xià自然zìránhuì想到xiǎngdàozhège但是dàn shì环境huánjìngshì如此rúcǐ... 不能bù néngzuòge准备zhǔnbèi——le便是biàn shìle活着huózhe, huózhāodezǒngdechī迷叶mí yè有理yǒulǐ

línyuǎnle站住zhànzhule。“xiē这两天zhèliǎngtiānde工夫gōngfu一共yígòngshōule多少duō shǎoqián?”

xiēlènglezhuànyuán眼珠yǎnzhū:“五十wǔshíkuài国魂guóhún还有háiyǒuliǎngkuài假的jiǎdekuàizǒu!”

向后xiànghòuzhuàn开步kāibùzǒu追上来zhuī shànglái:“bǎibǎi!”还是háishi往前wǎngqiánzǒu一直yìzhítiāndàoqiān知道zhīdào这两天zhèliǎngtiān参观cānguānderén一共yígòng不下bù xiàbǎi决不能jué bù néngzhǐ收入shōurùqiān但是dàn shìshuí или shéiyǒu那么nàmede工夫gōngfuzuò这种zhèzhǒng把戏bǎxì。“好吧hǎobaxiē分给fēngěibǎi不然bù rán咱们zánmen再见zài jiàn!”xiēzhǔn知道zhīdàoduō争执zhēngzhí分钟fēnzhōng便biànduōdiū一些yì xiē迷叶mí yè随着suízhe一对yīduì眼泪yǎnlèi答应dāyinglegehǎo!”

以后yǐhòuzàiyǒu告诉gàosuér生财shēngcáideshìfàng火烧huǒshāo你的nǐ delín。”拿出náchū火柴盒huǒcháihépāilepāi

答应dāyingle

dàolelín一个人yī ge rén没有méi yǒu大概dàgài来到lái dàole之前zhīqián他们tāmenzǎoyǒu侦探zhēn tàn报告bàogàoquánpǎolelín外边wàibianshàngdeèr三十sān shíshù差不多chà bu duōquánguānglexiēhǎnleshēng倒在dǎo zàishùxià

8

Я еще никогда не видел, чтобы Большой Скорпион так смеялся. Чем больше я свирепел, тем сильнее он корчился от хохота, как будто смех у людей-кошек был главным средством избежать расправы. Я спросил, зачем он собрал толпу. Он не отвечал и по-прежнему хохотал. Мне было противно связываться с ним, поэтому я предупредил, что ему несдобровать, если он еще раз устроит что-либо подобное.

На следующее утро, еще не дойдя до отмели, я вновь увидел снующие тени; их было больше, чем вчера. Надо выкупаться, чтобы понять, в чем же все-таки дело, а с Большим Скорпионом рассчитаюсь потом! Я зашел в воду и, делая вид, будто моюсь, начал следить за толпой. Позади Большого Скорпиона стоял человек-кошка с большой охапкой листьев, которая доходила ему до самого подбородка. По знаку Большого Скорпиона слуга пошел вдоль толпы, и охапка листьев в его лапах стала постепенно уменьшаться. Тут мне стало ясно, что Большой Скорпион пользуется случаем, чтобы торговать дурманными листьями, причем наверняка по повышенной цене.

Я люблю посмеяться, но тут мне было не до смеха. Люди-кошки очень боялись меня, иностранца; значит, всю эту комедию затеял Большой Скорпион. Следовало проучить его, иначе я никогда уже не смогу наслаждаться утренним купаньем. Конечно, если бы люди-кошки захотели поплавать вместе со мной, я не имел бы ничего против, река принадлежит не мне одному. Но когда один купается, а сотни глазеют да еще занимаются куплей-продажей - это мерзко!

Я хотел схватить не Большого Скорпиона (он вряд ли сказал бы мне правду), а одного из зевак, чтобы узнать, в чем же все-таки дело. Поэтому я стал медленно пятиться задом, намереваясь незаметно выйти на берег и помчаться к ним.

Но едва я побежал, как раздался дикий вопль - противнее визга свиньи, которую режут. Землетрясение не произвело бы большей паники, чем моя неожиданная атака. Люди-кошки мчались сломя голову, давя друг друга, падая, снова вскакивая... Берег в одно мгновение опустел, лишь кое-где валялись раненые, которые уже не могли бежать. Я поднял одного из них: глаза закрыты, дыхания нет! Поднял другого - жив, хотя нога сломана. Впоследствии я не раз бранил себя за то, что допрашивал раненого. Если прощать себе все, что сделал, не подумав, люди никогда не станут гуманными.

Заставить полумертвого от страха человека-кошку говорить, да еще говорить с иностранцем, - самое трудное дело на свете. Я понял наконец, что это убьет его, и оставил свои попытки. Двое пострадавших по-прежнему лежали на земле, а остальные быстро ползли в сторону. Я не стал догонять их.

Вот и нарвался на крупную неприятность! Кто знает, что представляют собой кошачьи законы? Правда, я убил этих несчастных не собственными руками, но, говоря откровенно, был всему причиной. Впрочем, пусть эту кашу расхлебывает Большой Скорпион, а пока лучше воспользоваться случаем и сходить к месту крушения корабля. Опомнившись, Большой Скорпион побежит искать меня, вот тут-то я его и прижму. Если он не согласится помочь, я к нему не вернусь. Шантаж? Но с таким лживым и презренным существом невозможно обращаться иначе.

Спрятав пистолет, я с поникшей головой побрел вдоль реки. Солнце палило немилосердно, и я чувствовал, будто мне чего-то не хватает. Проклятые дурманные листья! Без них я не мог противостоять палящему солнцу и ядовитому туману, поднимающемуся с воды.

Кошачьих святых я не знал, поэтому, чтобы скрыть собственную беспомощность, мне оставалось проклинать только людей-кошек. Я подумал, что дурманные листья легче всего добыть на "поле боя". Конечно, я мог бы сходить в рощу и отломить там целую ветку, но мне было лень шагать так далеко. Поэтому я вернулся на берег, подобрал несколько листьев, брошенных разбежавшимися, пожевал один из них и снова отправился вдоль реки.

Вскоре передо мной показались серые холмы. Я помнил, что корабль упал недалеко от них, хотя и не знал, в какой стороне. Жара стояла невыносимая. Два новых листа не принесли мне облегчения. Кругом ни деревца, отдохнуть все равно негде. Я решил идти до тех пор, пока не найду корабль.

Вдруг сзади послышались крики. Я различил среди них голос Большого Скорпиона, но продолжал идти, не оборачиваясь. Вскоре он догнал меня - бегал он очень быстро. Я хотел схватить его за шиворот и вытряхнуть из него душу, однако рука не поднялась: слишком уж у него был жалкий вид - морда вспухла, на голове и туловище ссадины, шерсть слиплась, словно у водяной крысы. Кто его избил, мне было все равно, но к напуганному и израненному Большому Скорпиону я проникся сочувствием. Он похватал разинутым ртом воздух и наконец выдавил:

- Скорее, дурманную рощу грабят!

Я рассмеялся; моего сочувствия как не бывало. Если бы Большой Скорпион попросил меня защитить его жизнь, я, как истинный китаец, тотчас откликнулся бы. Но кто станет защищать добро помещика? Грабят так грабят, я тут ни при чем.

- Скорее, дурманную рощу грабят! - повторил Большой Скорпион, отчаянно тараща глаза.

- Расскажи мне сначала, зачем ты устроил утреннюю комедию, - потребовал я.

Большой Скорпион задергал шеей от ярости и с трудом выдохнул:

- Дурманную рощу грабят!

Он задушил бы меня, если бы посмел. Но я тоже стоял на своем и решил не трогаться с места до тех пор, пока он не скажет мне правды. В конце концов мы пошли на сделку: я отправляюсь за ним, а он объяснит все по дороге.

Оказалось, что глазевшие на меня люди-кошки были представителями высшего общества, которых он пригласил из города. Богачи никогда не встают так рано, но мое купанье было слишком редким событием; кроме того, Большой Скорпион обязался поставить им лучшие дурманные листья. Каждый посетитель платил ему за зрелище десять национальных престижей (основная денежная единица в Кошачьем государстве), а дурманные листья - два прекрасных, сочных листа - давались бесплатно.

"Ну и тип! Выставляет меня напоказ, как свою собственность!" - подумал я, но Большой Скорпион, не дожидаясь, пока я выскажу свое возмущение, уже принялся мягко оправдываться:

- Видишь ли, национальный престиж есть национальный престиж. Когда чужой национальный престиж забираешь в свои руки, это считается очень благородным поступком. Хоть я и не посоветовался с тобой, - Большой Скорпион шел очень быстро, но это не мешало ему изъясняться все мягче и изысканнее, - я знал, что ты не будешь против такого высоконравственного шага. Ты, как всегда, купаешься, я получаю горсточку национальных престижей, зрители расширяют свой кругозор, и никто не остается в убытке. Это очень выгодное дело!

- А кто будет отвечать за умерших?

- Это пустяки! - пыхтя, отвечал Большой Скорпион. - Когда я кого-нибудь убиваю, мне достаточно выложить несколько дурманных листьев. Законы - только знаки, вырезанные на камне, а листья - это все. Никто не станет интересоваться, убил ты кого-нибудь или нет. За тебя даже ни одного дурманного листа платить не придется, потому что наши законы на иностранцев не распространяются. Я жалею, что сам не иностранец. Если ты убьешь кого-нибудь здесь, в деревне, брось его там, где убил, чтобы белохвостые коршуны могли полакомиться, а если в городе, то зайди в суд и сообщи. Судья тебя очень вежливо поблагодарит.

Большой Скорпион мне завидовал, а я чуть не плакал: "Бедные люди-кошки! Вот и кончена ваша жизнь! Где же справедливость?!"

- Ведь те двое убитых были богатыми людьми. Разве их родственники не захотят тебе отомстить?

- Конечно, захотят. Это они напали на мою рощу. Они давно уже послали шпионов, чтобы следили за каждым твоим шагом. Как только ты отошел от рощи, они сразу же налетели на нее. Идем скорей!

- Неужели человек ценится меньше дурманного листа?

- Мертвые - это мертвые, а живым нужно есть дурманные листья. Идем!

Может быть, я заразился стяжательством от людей-кошек, а может быть, меня надоумила последняя фраза, брошенная Большим Скорпионом, но я вдруг сообразил, что должен потребовать у него национальных престижей. Если в один прекрасный день я покину его - а мы с Большим Скорпионом, наверное, никогда не станем друзьями, - то чем мне кормиться? Я имею право получить долю из денег, заработанных с моей помощью. В других условиях я бы никогда не додумался до этого, но здесь необходимо предусматривать все. Мертвые - это мертвые, а живым нужно есть дурманные листья. Разумно.

Невдалеке от рощи я остановился и спросил:

- А сколько ты заработал за эти дни?

Большой Скорпион оторопел и вытаращил глаза.

- Всего пятьдесят национальных престижей, да еще два из них оказались фальшивыми. Идем скорее!

Я решительно повернулся и пошел назад. Он догнал меня:

- Сто! Сто!

Поскольку я продолжал идти, он довел цифру до тысячи. Я знал, что самих зевак была почти тысяча, но не хотел торговаться с ним.

- Ладно, дашь мне пятьсот, а иначе прощай.

Большой Скорпион понимал, что каждая минута промедления стоит ему дурманных листьев, и со слезами на глазах согласился.

- А если ты еще когда-нибудь тайком будешь зарабатывать на мне, я сожгу твою рощу! - добавил я, похлопав по спичечному коробку.

Он снова поддакнул.

В роще уже никого не оказалось: наверное, грабители выставили дозорного, который и сообщил им о моем приближении. Два или три десятка деревьев на опушке стояли почти голыми. Большой Скорпион вскрикнул и упал без чувств.

Похожая литература

Оглавление

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.