Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 5

Главная » Книги на китайском языке с переводом » Лао Шэ - Записки о кошачьем городе, 5

Вкладки

Кнопочки упрощают работу с текстом, не стесняйтесь нажимать. Особенно на мобильных.

5

一直yìzhídeshuì下去xiàquruò不是bú shìbèi苍蝇cāngyingyǎoxǐng也许yěxǔjiù那么nàmeshuìshuìdào永远yǒngyuǎn原谅yuánliàngyòng苍蝇cāngyingzhège名词míngcí并不bìng bù知道zhīdào它们tāmende名字míngzi它们tāmende样子yàngzi实在shízàixiàngxiǎo绿蝴蝶húdiéhěnměi可是kěshì行为xíngwéi苍蝇cāngyinghái讨厌tǎoyàn好几hǎo jǐbèiduōdehěnměitáishǒujiù飞起fēiqǐ一群yīqún绿

身上shēnshanghěnjiāng因为yīnwèishìzàideshangshuìle一夜yī yè猫人 māo rénde言语yányǔzhōng大概dàgài没有méi yǒuchuángzhège一手yì shǒu绿yíng一手yì shǒu磨擦mócā身上shēnshang眼睛yǎnjing巡视xúnshìzhe四围sìwéi屋里wūli没有méi yǒu可看kěkàndechuáng自然zìrán就是jiù shì 土地tǔdìzhè卧室wòshìzhōngzuì重要zhòngyàode东西dōngxi已经yǐjīng省去shěng qù希望xīwàng找到zhǎodàogepénhǎo身上shēnshanghàn已经yǐjīngpàole半天bàn tiān一夜yī yè没有méi yǒu东西dōngxi看不到kàn bu dào只好看zhǐ hǎo kàn qiáng屋顶wūdǐngquánshìzuòde没有méi yǒu任何rènhé装饰zhuāngshì四面sìmiànqiángwéizhe一团yītuán臭气chòuqìzhè便是biàn shì屋子wūziqiángshangyǒuge三尺sānchǐláigāodedòngshìmén窗户chuānghu假如jiǎrú一定yí dìngyào的话dehuà也是yěshì

我的wǒ de手枪shǒuqiāngméibèi猫人 māo rén拿去náqùméi丢失diūshīzài路上lùshangquánshì奇迹qíjìqiāng带好dài hǎo从小cóng xiǎodòng出来chūláile明白过来míngbai guòlai原来yuánláiyǒuchuāng没用méiyòng屋子wūzishìzàige树林shùlín ——大概dàgài就是jiù shì 昨天zuótiān晚上wǎnshang看见kàn jiàndepiàn——树叶shù yè阳光yángguāng就是jiù shì qiáng不能bù néng透过tòuguò况且kuàngqiě阳光yángguāngháibèihuī遮住zhēzhù怪不得guài bu de猫人 māo rénde视力shì lìhǎolín凉快liángkuai潮湿cháoshī蒸热zhēngrè阳光yángguāngsuī见不到jiàn bu dào可是kěshì好象hǎoxiàngguǒzàihuīméifēng

四下里sìxiàlikàn希望xīwàng找到zhǎodàoge水泉shuǐquánhuòshì河沟hégōu身上shēnshang找不到zhǎo bú dàozhǐ遇见yùjiànle树叶shù yè潮气cháoqì臭味chòuwèi

猫人 māo rénzàizhūshùshangzuòzhene当然dāngrán zǎo看见kàn jiànle可是kěshì及至jízhì看见kàn jiànleháiwǎng树叶shù yècángduǒzhè使shǐ有些yǒuxiē发怒fānù哪有这么zhème招待zhāodài客人kèrénde道理dàoline不管bù guǎnchī不管bù guǎnzhǐgěijiānchòu屋子wūzi承认chéngrènshì他的tāde客人kèrén自己zìjǐbìng没意思méi yìsishang这里zhè lǐláiqǐng来的láide最好zuì hǎoshì不用bú yòng客气kèqìxiǎngzǒu过去guòqùshangleshùjiān不客气bú kèqide爬到pádàoshùshang抱住bàozhùgezhī用力yòng lìdeyáochūleshēngdǒng他的tādehuà但是dàn shì停止tíngzhǐle摇动yáodòng跳下来tiào xiàlái等着děngzhe似乎sìhū晓得xiǎode无法wúfǎ逃脱táotuōmǐnzhe耳朵ěrduoxiànggezhànbài, demāo慢慢mànmànde下来xiàlaizhǐlezhǐzuǐyǎngleyǎng嘴唇zuǐ chúnkāileyàochīyào明白míngbailexiàngshùshangzhǐlezhǐ以为yǐwéizhèshìjiàochī果子guǒzimāo人们rén men也许yěxǔchī粮食liángshihěn聪明cōngmingde猜测cāicèshùshangméi果子guǒziyòu爬上pá shàngshù小心xiǎoxīnde揪下jiū xiàpiàn树叶shù yèfàngzàizuǐzhōngge然后ránhòudōufàngzài地上dì shangzhǐzhǐzhǐzhǐ

这种zhèzhǒngwèiyángde办法bànfǎ不能bù néng忍受rěnshòuméi过去guòqù树叶shù yè猫人 māo réndeliǎnshang难看nánkànle似乎sìhūle为什么wèi shénme发怒fānù自然zìrán想不出xiǎng bu chū为什么wèi shénme发怒fānù或者huòzhe想不出xiǎng bu chū看出来kàn chūláile设若shè ruò这么zhème争执zhēngzhí下去xiàqu一定yí dìng没有méi yǒu什么shénmehǎo结果jiéguǒ而且érqiě没有méi yǒu意味yìwèi根本gēnběnshuí или shéi明白míngbaishuí или shéi

但是dàn shì不能bù néng自己zìjǐshí树叶shù yèláichīyòng手势shǒu shì表示biǎoshìjiàoshísòng过来guòlai似乎sìhūdǒngyóu发怒fānùér怀疑huái yíle莫非mòfēi男女nánnǚ授受不亲shòu shòu bù qīnzài火星Huǒxīngshang通行tōngxíngzhège猫人 māo rénnàole半天bàn tiānshìge女的nǚdegǎnshuōhēng焉知yān zhī不是bú shì男男nánnán授受不亲shòu shòu bù qīnne!?(zhè猜算cāisuàn猜对了cāi duì lezài这里zhè lǐzhùletiān之后zhīhòu证实zhèng shílezhège。)好吧hǎobayīn彼此bǐcǐ明白míngbaiér闹气nàoqìshì无谓wúwèideshí树叶shù yèyòngshǒule其实qíshíshǒushìzāng极了jílebèi飞机fēijīde铁条tiětiáo刮破guāpóde地方dìfangháiliúzhexiē血迹xuèjì但是dàn shì习惯xíguànchéng自然zìrán不由的bù yóu de这么zhèmebànle送到sòngdàozuǐzhōng一片yīpiàn hěnxiāng汁水zhīshuǐhěnduō因为yīnwèi没有méi yǒu经验jīngyàn汁儿zhīrcóng嘴角zuǐjiǎo流下liúxiàdiǎnlái那个nàge, nèige猫人 māo rénde手脚shǒujiǎodōudòngledòng似乎sìhūyào过来guòlai接住jiēzhùdiǎn汁儿zhīrzhè叶子yèzi一定yí dìngshìhěn宝贵bǎoguìdexiǎng可是kěshì这么zhème一大片yīdàpiàn树林shùlín 为什么wèi shénme这样zhèyàngde珍惜zhēnxī一两yīliǎngge叶子yèzine不用bú yòngguǎnba稀罕xīhan事儿shìrduōzheneliánchīleliǎngpiàn树叶shù yè觉得juédetóu有些yǒuxiē发晕fāyūn可是kěshì并非bìngfēi不好受bù hǎoshòu觉得到juéde dàodiǎn宝贝bǎobèi汁儿zhīr不但bùdàn走到zǒudàowèizhōng而且érqiěyǒu麻劲儿má jìnr通过tōngguò全身quánshēn身上shēnshang立刻lìkèjiāng得慌de huānglezhōng麻酥酥másusūdemǎn起来qǐlai心中xīnzhōng有点yǒudiǎn发迷fāmí似乎sìhūyàoshuì可是kěshì不能bù néngshuì迷糊míhu之中zhīzhōng yòu有点yǒudiǎn发痒fāyǎng一种yīzhǒng微醉wēizuì样子yàngzide刺激cìjīshǒuzhōnghái拿着ná zháo一片yīpiàn shǒu似乎sìhūgāng睡醒shuìxǐngshí那样nàyàngsōnglǎnér舒服shūfuméi力气lìqizàitái心中xīnzhōngyàoxiào说不清shuō bù qīngliǎnshangxiào出来chūlái没有méi yǒuzhùshùle一会儿yí huìryǎnduǎnde一会儿yí huìrtóu轻轻qīngqīngdehuàngleliǎnghuàngzuìjìn过去guòqùle全身quánshēn没有méi yǒuge毛孔máo kǒng觉得juéde轻松qīngsōngdeyàoxiào假如jiǎrú毛孔máo kǒnghuìxiào饥渴jīkěquán觉得juédele身上shēnshang无须wúxūlehànxuèdōu舒舒服 服shū shu fu fudetiēzàiròushang一辈子yí bèizi也是yěshì舒服shūfude

树林shùlín 绿deduōle四围sìwéidehuī空气kōngqìzhènglěngduōshǎode合适héshìhuī绿shùzhèngyǒu一种yīzhǒng诗意shīyìdewēnměi潮气cháoqìzhōngwén不是bú shìchòudeleshì一种yīzhǒng浓厚nóng hòude香甜xiāng tiánxiàng熟透shútòulede甜瓜tiánguā。“痛快tòngkuai不足以bù zúyǐ形容xíngróngchū我的wǒ de心境xīnjìng。“麻醉má zuì”,duì,“麻醉má zuì”!liǎngpiàn树叶shù yègěi心中xīnzhōng一些yì xiēhuīde力量lìliang然后ránhòu如鱼得水rú yú dé shuǐde全身quánshēn浸渍jìnzìzàihuī之中zhīzhōng

dūnzàishùpáng向来xiàng láidūnzhe现在xiànzài只有zhǐyǒudūnzhecái觉得juéde舒坦shūtan

开始kāishǐ细看xìkàn那个nàge, nèige猫人 māo rén厌恶yàn wù他的tādexīn似乎sìhū减去jiǎnqùhěnduō有点yǒudiǎn觉得juéde可爱kě’àile

所谓suǒwèi猫人 māo rénzhě并不bìng bùshìzhezǒu穿着chuān zhe衣服yīfudemāo没有méi yǒu衣服yīfuxiàole上身shàng shēnde碎布条suì bù tiáo下去xiàqu反正fǎnzhènglěng何苦hékǔ挂着guà zhexiē零七八碎língqībāsuìdene下身xiàshendeháiliúzhezhèdào不是bú shì害羞hàixiū因为yīnwèideliúzhe腰带yāodàihǎo挂着guà zhe我的wǒ de手枪shǒuqiāng其实qíshíchìshēn佩带pèidàiguà手枪shǒuqiāng未尝wèicháng不可bù kě可是kěshìhái舍不得shěbude火柴huǒ chái必须bìxūliúzhe裤子kùzi以便yǐ biànyǒuxiǎodàizhuāngzhe那个nàge, nèigexiǎo万一wànyī将来jiāngláizàibèi他们tāmenshangle脚镣jiǎoliàone靴子xuēzituō下来xiàlairēng在一边zài yī biān

往回wǎnghuíshuō猫人 māo rén穿chuān衣服yīfuyāohěnchánghěn手脚shǒujiǎodōuhěnduǎn手指shǒuzhǐ脚指jiǎozhǐdōuhěnduǎn。(怪不得guài bu depǎodekuàiér作事zuòshì那么nàmemànne想起xiǎngqǐ他们tāmengěi上锁镣shàng suǒliàoshíde情景qíngjǐng。)脖子bóziduǎntóunéng弯到wān dàobèi上去shàngquliǎnhěnliǎnggeyuányuánde眼睛yǎnjing长得zhǎngdehěn留出liú chūhěnkuāndege脑门nǎomén脑门上nǎomén shang quán长着zhǎng zhe细毛xìmáo一直yìzhíde头发tóufa——也是yěshìhěnrǒng——联上lián shàng鼻子bízizuǐliándào一块yīkuài可不是kěbushìxiàngmāode那样nàyàng俊秀jùnxiù似乎sìhūxiàngzhūde耳朵ěrduozài脑瓢nǎopiáoshanghěnxiǎo身上shēnshang都是dōu shì细毛xìmáohěn光润guāngrùnjìnkànshì灰色huīsèdeyuǎnkàn有点yǒudiǎn绿xiànghuī羽毛纱yǔmáoshāde闪光shǎn’guāngshēnqiāngshìyuánde大概dàgàihěn便于biàn yúhénggǔn胸前xiōngqiányǒuduìxiǎo八个bāgexiǎohēi diǎn

他的tāde内部nèibù构造gòuzào怎样zěnyàng无从wúcóng知道zhīdào

他的tāde举动jǔ dòngzuì奇怪qíguàidekànshì他的tādemànzhōngyǒukuàikuàizhōngyǒumàn使shǐ猜不透cāi bu tòu他的tāde立意lìyì何在hé zàizhǐ觉得juédeshì非常fēichángde善疑shàn yí他的tāde手脚shǒujiǎoyǒng不安静bù ānjìngzhejiǎoshǒu一样yí yàngde灵便língbianyòng手脚shǒujiǎo似乎sìhūjiàoyòng其他qítā感官gǎnguān的时候de shíhouduōdōng西lǎodòngzhehái不是bú shìshìchù好象hǎoxiàng蚂蚁mǎ yǐde触角chùjiǎo

究竟jiūjìng拉到lādàodewèi树叶shù yèshì什么shénme意思yìsine不由的bù yóu de也许yěxǔshìliǎngpiàn树叶shù yède作用zuòyòngyàowènle可是kěshì怎样zěnyàngwènne言语yányǔ不通bù tōng

5

Я спал без просыпу и, наверное, заснул бы вечным сном, если бы не мухи. Впрочем, я не знаю, что это за насекомые. Они больше похожи на маленьких зеленых бабочек, этакие прелестные мотыльки, но еще несноснее наших мух. Их на Марсе ужасно много - тряхнешь рукой, и с нее сразу слетает целая стайка живых зеленых лепестков.

Тело затекло, потому что я всю ночь проспал на земле: люди-кошки не знают кроватей. Одной рукой отгоняя мух, а другой почесываясь, я оглядел хижину. Собственно, смотреть в ней было не на что. Я надеялся найти таз для умывания, но безуспешно. Раз не оказалось вещей, пришлось смотреть на стены и потолок. Они были из глины, без каких-либо украшений. Воздух в хижине отдавал затхлостью. Лишь в одной из стен имелось отверстие аршина в три высотой, которое служило и дверью, и окном одновременно.

Пистолет был по-прежнему при мне, это прекрасно. Хорошенько спрятав его, я вылез через отверстие и тут понял, что окна были бы бесполезны: хижина находилась в лесу - наверное, том самом, который я видел вчера вечером. Листья на деревьях росли так густо, что через них не пробился бы и самый яркий солнечный свет, а здесь он к тому же рассеивался в сером неподвижном воздухе.

Я оглянулся по сторонам, но вокруг меня были толь ко густые листья, сырость и вонь.

Впрочем, нет! Под одним из деревьев сидел человек-кошка. Он, конечно, давно видел меня, но, поймав мой взгляд, бросился на дерево и исчез в листве. Это меня разозлило. Разве так принимают гостей: ни еды, ни питья, только ночлег в вонючей хижине! Решив не церемониться, я полез за хозяином на дерево и, ухватившись за ветку, стал ее раскачивать. Человек-кошка жалобно пискнул и остановился. Убежать ему было некуда, и он с прижатыми, как у побитого кота, ушами начал медленно спускаться.

Я ткнул пальцем себе в рот, вытянул шею и несколько раз шевельнул губами, объясняя, что хочу есть и пить. В ответ он показал на дерево. "Может, он советует мне поесть плодов?" - сообразил я, мудро предположив, что люди-кошки не едят риса. Но плодов на ветках не было. Между тем человек-кошка взобрался на дерево, бережно сорвал несколько листьев, взял их в зубы и вновь спустился, показывая то на меня, то на листья.

Когда он увидел, что эта скотская пища меня ничуть не привлекает, его лицо исказилось - вероятно, от ярости. Почему он злился, я, конечно, понять не мог, а он не мог понять, чем недоволен я.

Наконец я решил взять листья, но пусть он сам протянет их мне. Он снова, казалось, ничего не понял. Мой гнев сменился сомнением: а может быть, передо мной женщина? Может быть, на Марсе мужчины и женщины тоже общаются, не приближаясь друг к другу? [иронический намек на строгие моральные правила конфуцианства, в частности на фразу древнего философа Мэн-цзы (III в. до н.э.): "Если мужчины и женщины общаются, не приближаясь друг к другу, это соответствует церемониям"] Или - страшно вымолвить - это правило здесь распространено на общение между всеми людьми (через несколько дней выяснилось, что моя догадка была верна)? Ладно, не стоит ссориться с тем, кого не понимаешь. Я подобрал листья и обтер их рукой - по привычке, потому что руки у меня были грязные и кровоточили. Потом откусил кусочек листа и поразился его приятному запаху и сочности. Изо рта у меня закапал сок, и человек-кошка дернулся, словно желая подхватить капли. "Видно, эти листья очень дороги, - подумал я. - Но почему он так трясется над одним листом, когда вокруг целый лес? Впрочем, здесь все странно!"

Съев один за другим два листа, я ощутил легкое головокружение. Душистый сок как бы растекся по всему телу, наполняя его приятной истомой. Потянуло спать, и все-таки я не заснул, потому что в этом озере дурмана таилась капля возбуждающего, как при легком опьянении. У меня в руке был еще один лист, но я не мог поднять руку. Смеясь над собой (не знаю, отразился ли этот смех на моем лице), я прислонился к дереву, закрыл глаза и покачал головой. Вмиг чувство опьянения прошло, теперь уже все мое тело, каждая пора смеялась. Голода в жажды как не бывало, мыться больше не хотелось: грязь, пот и кровь ничуть меня больше не тяготили.

Лес, как мне показалось, посветлел, серый воздух стал не холодным в не душным, а таким, что лучше и не надо; зеленые деревья приобрели какую-то мягкую поэтическую прелесть. Промозглая вонь сменилась крепким сладковатым ароматом, словно от перезрелой дыни. Нет, это была не нега, а восхитительное опьянение. Два листа влили в меня неведомую силу, и в сером воздухе Марса я теперь чувствовал себя точно рыба в воде.

Я присел на корточки, хотя раньше не любил так сидеть, и начал внимательно разглядывать своего кормильца. Обида на него прошла; теперь он стал мне симпатичен.

Человек-кошка оказался не просто большой кошкой, которая ходит на задних лапах и одевается. Одежды на нем как раз не было. Я засмеялся и тоже снял с себя рубаху и туфли: если не холодно, зачем таскать на себе всякую рвань? Но брюки я оставил - не из стыдливости и не ради пистолета (его я мог носить прямо на ремне), а потому, что без карманов мог потерять спички. Вдруг люди-кошки снова попробуют надеть на меня кандалы?

Итак, у него было длинное тонкое туловище и короткие конечности с короткими пальцами (не удивительно, что люди-кошки быстро бегают, но медленно работают; я вспомнил, как долго они связывали меня). Шея нормальная, но очень подвижная: голова могла поворачиваться почти за спину. Лицо большое, глаза круглые, очень низко посаженные, над ними широкий лоб, поросший такой же короткой шерстью, что и макушка. Нос и рот слиты вместе, но не так красиво, как у кошки, а грубо, как у свиньи. Уши маленькие и торчат очень высоко. Туловище округлое, покрыто тонкой и блестящей шерстью серого цвета, который издали отливает зеленым, словно птичье оперение. На животе восемь черных точек - сосков. Каково внутреннее строение людей-кошек, я не знаю до сих пор.

Движения моего нового знакомца казались замедленными, но на самом деле были очень проворны, так что я ни разу не смог заранее догадаться о его намерениях. Единственное, что я наверняка определил в нем, - крайнюю подозрительность. Его руки и ноги не бездействовали ни минуты, причем ногами он двигал так же проворно, как руками. Чаще всего он пользовался осязанием: здесь пощупает, там потрет или просто прикоснется. Словом, он был похож на суетящегося муравья.

Зачем он привел меня сюда да еще накормил листьями? Мне очень хотелось поговорить с ним, но как? Ведь языка-то я не знаю.

Похожие тексты

简介
Главный герой впервые попробовал то, что многие люди-кошки любят кушать...
1 комментариев
Аватар пользователя admin

добавлен перевод для слова 熟透, спасибо, что обратили внимание

+1
0
-1
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.